четверг, 12 января 2012 г.

2 часть. История Свидетелей Иеговы на Житомирщине. Регионально-историческое исследование.

 (Непрофессиональный перевод)
Исходный текст:

Константин Бережко

История Свидетелей Иеговы на Житомирщине
Регионально-историческое исследование (Часть 2)

Часть 2


Зарождение и функционирование общества на Житомирщине.
Появление конфессии на территории области.

"От малого произойдёт тысяча,
и от самого слабого  — сильный народ"

(Библия, Исаия 60:22).

Свидетели Иеговы на Житомирщине имеют свою давнюю, богатую, интересную и неоднозначную историю. Вера в Бога и в Библию, как не только источник литературных образов, а и как основной закон жизни, о чем сказано в первой главе этой книги, была присущей чертой украинцев. Поэтому религиозность, которую несли Свидетели Иеговы, не была чем-то непонятным и чужим для Украины и Житомирщины в частности.

История Свидетелей Иеговы на Житомирщине имеет свои истоки еще с начала ХХ века. Такой вывод можно сделать, судя из письма Якуба Готлиба в редакцию журнала "Сторожевая Башня", опубликованного в номере от 1 июля 1926 года в статье "Блаженны милосердные, ибо таковые будут помилованы".

Это была благодарность за литературу одного немца. Вот его полный текст, который представлен в оригинальном стиле: "Возлюбленные Братья в Господе Иисусе Христе! Я искренне вас благодарю за вашу литературу, что вы нам выслали. Я получил от вас две Сторожевые Башни и две книжечки, которые мне доставили большую радость. Я сейчас раздал её людям. Возлюбленные, у нас на Волыни есть около 100 немецких братьев, а Украинцев, еще нет в истине только те, что интересуются. Надеюсь, что когда будет литература об истине, то вскоре и братья будут, потому-то народ жаждет слов истины. Литературу можно высылать к нам, но в (зарегистрированном) оплаченном письме, тогда наверняка дойдет. Это затратно, но иначе не допускают. Мы получили из Германии песенники, и «арфу», если есть на украинском языке, то мы очень желали бы иметь. Ваш брат - Якуб Готлиб (Немец). - Житомир, Украина" [ 66].

Слово "брат", которым подписался Якуб Готлиб, свидетельствует о том, что он был членом организации Свидетелей Иеговы (или Исследователем Библии, как тогда назывались Свидетели Иеговы) или, по крайней мере, считал себя и других 100 человек членами этой конфессии. К сожалению, дальнейшая судьба этих немцев неизвестна.

Среди статистики, описаний, регистраций и других документов, которые находятся в ГАЖО, любые упоминания об этой группе найдены не были. Остается только строить предположения о том, что с ними случилось дальше и почему никаких сведений о них нет. Вероятно, эта группа просто не зарегистрировалась у официальных представителей власти согласно требованиям, которые устанавливало советское законодательство.

А возможно, они переехали в другую часть Украины или в Германию, на свою родину, или даже были выселены, как это, например, сделали с пастором пятидесятников Т. Адольфом в г. Коростене. Так, подверглись немцы репрессиям 30-х гг. именно из-за национальной принадлежности, со стандартным обвинением "за шпионство". Немало немецких семей, которые были хорошими хозяевами и не желали идти в колхоз, были раскулачены и выселены. А с началом Второй Мировой войны советское правительство принудительно выселило представителей немецкой национальности из приграничных районов. Остальные, оставшиеся после этих "великих переселений", забрали с собой в Германию, как "фольксдойче", отступающие немецкие войска [34: 146].


Историческая справка: Во второй половине 1930-х годов прошла последняя волна репрессий организованная органами НКВД, которая затронула и религиозных деятелей. В Житомире за принадлежность к "контрреволюционной шпионско-монархической организации" казнили 56 бывших священнослужителей. В Малинском районе "разоблачили контрреволюционную сионистскую организацию". Все приговоры расстрела в 1937-1938 годах выполнялись в Житомире и Бердичеве. По мнению исследователей, на Житомирщине было репрессировано более 38 тысяч граждан, а также выслано с постоянного места жительства и лишены имущества из политических, социальных, национальных, религиозных и других мотивов под предлогом борьбы с кулачеством около 30 тысяч человек [18: 119]. Кроме этого, известны случаи расстрела верующих немцев на территории Житомирщины в 1937 году ("Справка о реабилитации Шитека Альберта Михайловича № 10/16986-П вот 29.12.1994г." И дополнение к ней от 26 апреля 1995 года).


О количестве этой немецкой группы мы тоже не можем говорить однозначно. Хотя Якуб Готлиб отметил, что их около ста человек, но их, возможно, было и больше. В библейских традициях, как и у некоторых народов и религиозных группах, было принято считать количество людей по мужчинам (сравните первую главу от Матфея и 1 Летопись 5 глава 17, 18 стихи). Якуб Готлиб, также упоминает лишь "братьев", при этом ничего не говорит о количестве детей и женщин.

А в отношении времени появления этой группы, то историк и специалист по украиноведению Н.В. Рудницкая и другие известные ученые (Вальтер Кун, Николаус Арндт и т.д.) утверждают, что немцы на территории области были раньше и, что интересно, в подавляющем большинстве были протестантами (евангелистами) [28: 13 - 19; 2: 19]. Поэтому не исключено, что часть из этих ста человек и их семей в Житомирской (тогда - часть Волынской губернии) появились гораздо раньше упомянутой даты.

Кроме того, в Ежегоднике за 2002 год сообщалось, что в 1912 году немецкий филиал Исследователей Библии опубликовал большое объявление в календаре, который был распространен также в Украине. После этого немецкий филиал получил около 50 писем от людей из Украины, которые хотели получить книгу "Исследования Писания", а также подписку на журнал "Сторожевая Башня". Филиал поддерживал связь с интересующимися, пока не вспыхнула война 1914 года [82: 122].

Такие интересующиеся, как показывают факты, могли быть и на Житомирщине. В любом случае, судя по большой потребности в религиозной литературе среди украинского населения, местный люд "жаждал слов истины", т.е. слушателей проповеди Исследователей Библии было много. Поэтому, по прогнозам самого Готлиба, планировалось, что "братья будут" и среди украинцев на территории региона.

Так, по исследованиям С.И. Жилюка, на протяжении 1921-1924 годов ежегодный прирост протестантских общин в Украине составлял приблизительно 150-200% [13: 162]. А на середину 1925 года, по данным ВАК при ЦК КПБ (У), количество "рационалистических сектантов" (к которым причислили и Свидетелей Иеговы) возросла в 6 раз, что составило 1578 общин [13: 162].

Конечно, здесь неуместно ставить вопрос о том, кто стоял у истоков этой конфессии в Украине: западные украинцы или житомиряне... Но письмо Готлиба однозначно говорит про достаточно давнюю историю Свидетелей Иеговы на территории Житомирской области и о большой духовной потребности местного населения.

Это подтверждает также и отчет разъездного надзирателя, опубликованный в "Сторожевой Башне" от 1 января 1927 [69: 15]: «Труд на Великой Украине. Здесь следует отметить, что еще почти ничего не деланно, вопреки усиленным стараниям - видно, что еще не пришло на это назначенное время. Нужно вспомнить, что на поданные адреса высланные братьями книги, принесли свой плод, на которые мы уже с нескольких сторон Киевской и Волынской губернии получили ответ, а с ним и просьбы про еще большую высылку. Большой интерес вызывает Божий план и книга Фото-драма, которая демонстрирует картины и  кратко подает историю мира.. Надеемся на Бога через Иисуса Христа, что с сим годом Гос-подь приумножит и благословит нам нашу возможность в его службе».

Разъездной надзиратель сообщает, что заказанную литературу выслали в разные уголки Киевской и Волынской губернии. Особенно интересовала местных жителей книга фото-драма "Творение". Напомним, что Житомирщина входила в обе эти губернии, поэтому фото-драма и другие издания Общества "Сторожевой Башни", вероятно, были присланы и на ее территорию. Свой отчет надзиратель закончил надеждой на "приумножения возможностей" проповедования в этих краях. Через несколько десятков лет его надежда сбылась.

Если верить "Подтверждению" [125], подписанным разъездным надзирателем Ананием Грогулем, то Свидетели Иеговы вновь появляются на Житомирщине сразу после войны, а именно в 1946 году. Ананий Грогуль, не указал, как это произошло и с какой целью члены общины прибыли на Житомирщину (точнее в Житомир).

 Скорее всего, появление Свидетелей Иеговы была связана не с постоянным проживанием на территории области, а с кратковременной благовестнической работой. Это согласуется с практикой Общества, поскольку сразу после войны среди верующих звучал призыв к активной проповеднической работе в других отдаленных местностях - Восточной Украине, Сибири и т.д..

Известно также, что в город Малин (Житомирская область) после войны из Югославии приехал Владимир Альбертович Шитик, который придерживался учений Свидетелей Иеговы, однако не был членом этой организации. Здесь он женился на Надежде Николаевне, и через некоторое время они переехали в Россию, где и приняли крещение (стали членами организации) в 60-х годах. На Житомиршину супруги вернулись лишь в 1970-х годах.

Недалеко от Малина на станции Ирша, проживала Г. З. Степаненко, которая считается первым Свидетелем Иеговы послевоенного времени. Галина Зиновьевна была репрессирована в 1950 г. Во время заключения 1950-1956 годах познакомилась со Свидетелями Иеговы. После освобождения становится активным членом общины, продолжая проживать на ст. Ирша.

О результатах проповедования и деятельности Свидетелей Иеговы в послевоенное время, к сожалению, ничего неизвестно. Никаких документальных упоминаний о Свидетелях до 70-х годов найдено не было. Самым ранним архивным упоминанием про Свидетелей Иеговы считается «Справка о некоторых явлениях в деятельности религиозных организаций ... в г. Бердичеве» 1977 года, где подается отчет обо всех незарегистрированных конфессиях г. Бердичева [113: 122]. В документе отмечалось, что на 1977 год в области было уже 30 "сектантов-иеговистов", то есть властью подтверждался факт существования конфессии на территории области еще до 1977 года.

Однако более конкретно о появлении и деятельности Свидетелей Иеговы на Житомирщине отмечено в документе отдела по делам религий при облгосадминистрации. В этом документе указано, что "первые попытки организованной религиозной деятельности незарегистрированных групп "свидетелей Иеговы" относятся к 1976-1978 г.г. Под влиянием существующей с послевоенных времен активной группы верующих из г. Шепетовка Хмельницкой области появляются очаги иеговистов в г. Житомире и г. Нов.-Волынском".

Однако руководители религиозной общины того времени отмечают, что "первые попытки организованной религиозной деятельности" были еще раньше указанной даты. Так, П.М. Адамчук (г. Ровно) вспоминает, что начал ездить в Бердичев (именно здесь начались первые организованные встречи) для доставки религиозной литературы, сбора отчетов о проповеднической работе и проведения "Вечери Воспоминания" еще в 1971 году.

Как вспоминает Петр Макарович, на местах уже тогда регулярно проводились встречи в количестве 7 человек, из Житомира на "студию" ездил Екельт, немец по национальности. Проводил студию Павел Рудюк, который, по данным местной прессы, крещение "принял в 1972 г. от "братьев" из Ровенской и Львовской областей, проживая уже в Бердичеве" [89].

Другой руководитель группы Петр Михайлович Кривенко (г. Шепетовка, Хмельницкая область) вспоминает, что ездить начал в Бердичев с 1972 года, а регулярно посещать группу взялся с 1973 года. Петр Михайлович делает предположение о том, что именно Екельт и был первым Свидетелем среди той группы, поскольку вероучения Свидетелей принял сразу после войны.


Пояснительная архивная справка: Кроме указанных в приложении трех архивных источников, других документов в ГАЖО найдено не было. Хотя Свидетели Иеговы существовали как незарегистрированная конфессия во всех уголках области, но местные власти предпочитали не вспоминать о ней даже в статистике. Эта религия считалась наиболее реакционной, поэтому для борьбы с ней нужно было применять особые меры. Также выдвигается предположение, которое разделяется и некоторыми работниками облгосадминистрации, об искусственном уничтожение архивных документов или их тайное укрывательство.

Относительно самих Свидетелей Иеговы, то они старались не иметь на руках доказательства об их религиозной деятельности, поэтому старались не вести никаких записей и переписок. Все же документы от местных властей (штрафные квитанции, приговор суда, ответ на жалобы и т.п.) Свидетели уничтожали, чтобы ничего не напоминало о преследованиях, которые они претерпели.


 Дальнейшее распространение религии в области в большинстве случаев происходило железнодорожными путями (смотрите карту № 2 ). Свидетели Иеговы появлялись в таких местах, как Ирша, Коростень, Новоград-Волынский, Малин, Овруч и Олевск. О деятельности Свидетелей в последнем городе есть документальные упоминания. Первым Свидетелем Иеговы на территории этого города была Варвара Захаровна Алексеенко (г. Новоград-Волынский), которая приехала сюда из Казахстана к родной матери.

В городе, как указано в документе [133], Варвара "настойчиво проповедовала учение «общества свидетелей Иеговы»", за что была задержана, а затем и заключена на 3 года сначала в Житомирской, а затем и в Харьковской тюрьме. Однако, несмотря ни на что, община Свидетелей Иеговы в области продолжала действовать и расти...



Организационная структура Свидетелей Иеговы в Житомирском регионе


«Руководитель, который взращивает смену, должен иметь чуткость социального работника, проницательность психолога, выносливость марафонца, цепкость бульдога, самостоятельность отшельника и терпение святого. И даже если имеет все эти качества, успех не гарантирован». (Учебник по менеджменту)

Организация религиозного процесса у Свидетелей Иеговы имеет четкую и отшлифованную структуру. Часто в кругу верующих такая организация называется теократией. Сегодня существует несколько звеньев в руководстве этой конфессии в более чем 230 странах, где выполняется проповедническая работа.

Общие указания поступают из Руководящего совета, находящегося во всемирном центре в Бруклине (Нью-Йорк). Ежегодно Руководящий совет посылает своих представителей в разные регионы мира для встречи с представителями филиалов тех или иных стран. С Бруклина также посылаются рекомендации и указания во все филиалы более чем 100 стран мира. В филиале есть Комитет филиала, который состоит приблизительно из трех - семи членов, имеющих назначения присматривать за работой в странах, входящих в сферу их полномочий.

Некоторые филиалы имеют печатные заведения, другие работают со скоростными ротационными машинами (потребности украинского населения обслуживает немецкий филиал).

Страна или территория, обслуживаемая определенным филиалом, разделена на теократические области, которые, в свою очередь, разделены на районы. Каждый район состоит из около 20 собраний. Областной надзиратель поочередно посещает районы в своей области. Ежегодно проводятся два районных конгресса. Районный надзиратель посещает каждое собрание в районе обычно дважды в год, чтобы помочь Свидетелям организовывать и выполнять работу проповедования на назначенной им территории [78: 25].

Местное собрание (община) и его Зал Царства (культовое сооружение) является центром для проповедования в своей местности. Территория собрания разделена на небольшие участки. Эти участки поручаются отдельным возвещателям, которые прилагают усилия, чтобы посетить людей и поговорить с ними в каждом доме [78: 25].

Собрание насчитывает от нескольких до 200 возвещателей. Управление делами общины берут на себя назначенные старейшины, которые выполняют разные обязанности. Им помогают служебные помощники. Труд старейшин и служебных помощников не оплачивается.

Собрание является также центром и в территориальном плане. Он состоит из нескольких групп, которые могут быть в нескольких километрах друг от друга. В таком случае собрание берет на себя обязанность обеспечить группы литературой и направить уполномоченного для обеспечения богослужения в этой группе.

В начале 70-х годов, с началом зарождения и непрерывным, постепенным становлением общины Свидетелей Иеговы в Житомирской области организационная структура была несколько иной. Вплоть до 1990-х годов на Житомирщине не было ни одного собрания, действовали лишь отдельные группы. И интересно то, что управление группами в регионе производилось не одним, а несколькими подпольными центрами (собраниями).

В этом плане Житомирская область была разделена на две части (см. карту № 1). Первой, значительно большей частью области, руководило собрание г. Шепетовка (Хмельницкая область). В ее состав входили группы из г. Бердичева, Новоград-Волынского и Житомира. В большинстве случаев, жителям Житомирщины на собрание приходилось ездить в Шепетовку. Позже встречи стали проходить в Новоград-Волынске, а впоследствии и в г. Житомире.

На местах руководили следующие люди:

А. Грогуль - разъездной надзиратель теократического района, которая включала в себя Житомирскую, Хмельницкую и Ровенскую область. Он проводил ежемесячные встречи в г. Ровно, на которых давались организационные указания всем надзирателям собраний.

М. Никитюк - руководитель Новоград-Волынской группы, старейшина, в прошлом майор Советской Армии. Его знают как умного оратора, хорошего организатора и ревностного проповедника. В 1981 году приговорен к 4 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии с выселением на 4 года. П. Кривенко (г. Шепетовка) - руководитель Шепетовского собрания, очень часто ездил на Житомиршину, помогая местным Свидетелям Иеговы. В 1975 году претерпел ряд особо жестоких преследований - принудительное пребывание в психиатрической больнице, побои офицерами Советской Армии, заключение в 1975 году, ШИЗО и т.д.. Находился в центре событий, связанных с деятельностью Свидетелей Иеговы на Житомирщине и Хмельницкой области.

Сейчас городской надзиратель г. Шепетовки П. Рудюк - один из первых Свидетелей Иеговы Житомирщины послевоенного времени, руководитель и организатор первой в области группы Свидетелей Иеговы в г. Бердичеве. Был контужен на войне, что повлияло на его эмоциональную несдержанность в разговорах с "нетолерантными" сотрудниками КГБ. Соверующие говорят о нем как о довольно искреннем человеке. Подвергался особенно частым преследованиям от КГБ и родных В. Полищука (соседей). В 31.01.1983 году был заключен по статье 209 ч. 1 Уголовного кодекса УССР [121]. На основании этой статьи суд приговорил П.Н. Рудюка на 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительных колониях строгого режима с конфискацией 50 процентов имущества [90].

П. Адамчук (г. Ровно) - некоторое время ездил в Бердичев и другие города Житомирщины, помогая местным Свидетелям Иеговы. За свои убеждения сидел в тюрьме с 1975 до 1978 года. По той же причине был лишен 4 разряда на работе, подвергнут публичному осуждению.

М. Усик (г. Ровно) - Свидетели Иеговы Житомирщины помнят его среди руководителей и выступающих Шепетовского собрания. Поскольку в прошлом был активным коммунистом и агитатором, обращал на себя особое внимание со стороны государственных служб. В местной прессе г. Ровно против него было написано несколько статей разоблачительного характера, а на работе организованы специальные собрания, на которых обсуждалась религиозность Усика. Во избежание ареста был вынужден на время уехать в Сибирь.

С. Иванцов (г. Новоград-Волынский) - старейшина в г. Новоград-Волынский, руководил общиной во времена легализации (легитимации). Во времена запрета по указанию КГБ за Иванцовым осуществлялся особый надзор.

О. Якубовский (г. Новоград-Волынский) - старейшина г. Новоград-Волынский. Активно помогал руководителям в печатании литературы и проведении богослужения. Сейчас городской надзиратель в Новоград-Волынське.

В. Рейда (г. Новоград-Волынский) - в его доме делали фотокопии журналов. Во времена запрета активно помогал старейшинам собрания.

Вторая часть области (Малинский и Радомышльский район) подпадала под "юрисдикцию" киевского собрания (кстати, история Свидетелей Киевской области в основном имела истоки именно из этой общины). Руководство обществом в этой территории области взяли на себя такие люди:

С. Скиба - руководитель группы Свидетелей Иеговы в г. Коростень. До того как стать членом общины Свидетелей Иеговы, находился в так называемой оппозиции. Определенный период оставался одним Свидетелем в радиусе 100 км. При почти равной удаленности обоих центров ездил как на киевское, так и на Шепетовское собрание. За свои убеждения был осужден на один год лишения свободы в Копиченской тюрьмы Тернопольской области. Кроме того, над Станиславом Степановичем работниками автопарка был произведён гражданский суд.

М. Яценюк - руководитель киевской группы и активный Свидетель Иеговы из г. Киева. Первые организованные встречи на Киевщине проходили именно в его доме. Его квартира находилась под особым контролем КГБ, поэтому все разговоры в помещении пристально прослушивались. Иногда обыски и облавы проходили через несколько часов.

Также особо отличившиеся в управлении общиной такие люди, как В. Шевчук (г. Хмельницкий), Е. Колесник (г. Киев) и др. Но "саженцы веры" в этом регионе были посажены не только хмельницкими и киевскими Свидетелями, но и верующими со всей Украины и даже всего СССР. Об этом отчитывались и органы власти [120: 1].

Например, в документе городского отдела религии указывалось, что на территорию Житомирской области некоторые представители конфессии прибыли из таких краев, как Воронежская, Читинская, Пермская область, Красноярск и Иркутск (Россия). Также известно о связях Свидетелей Житомирщины со своими соверующими из Югославии, Молдовы, Ровенской, Ивано-Франковской, Волынской, Винницкой, Львовской, Закарпатской области. А, по словам С.М. Иванцова (г. Новоград-Волынский), "саженцы веры" с Житомирщины были перенесены и в г. Мурманск (Россия).

Однако, независимо от такого разделения сферы руководства над верующими области двумя собраниями, Свидетели Иеговы на Житомирщине оставались в единстве благодаря центральному управлению, которое исключало любые проявления автономии или независимости отдельных групп. На местах старейшины старались как можно лучше придерживаться указаний краевого бюро (комитета страны) и отказывались от регистрации, которая фактически означала уход от централизации и сотрудничество с властью.

Олег Голько в своем исследовании [49: 56] приводит условия такой регистрации для Свидетелей Иеговы: освобождение из тюрьмы всех Свидетелей Иеговы, которые согласятся на сотрудничество с властью, легальное печатание религиозных журналов Свидетелей Иеговы в типографиях СССР, однако под цензурой власти, легальное пользование Библией, но только в пределах своего жилища... Связь с Бруклинским Центром не запрещается, но вся переписка должна вестись через официальные государственные органы СССР. Кроме того, нужно было передать органам власти списки и адреса всех верующих Свидетелей Иеговы на территории СССР. И основное - Свидетелями Иеговы в Советском Союзе должна быть признана существующая идеология, построение атеистического коммунистического общества как такое, которая одобрена Богом, и в своих молитвах и проповедях Свидетели Иеговы обязаны были просить Бога, чтобы даровал долгие годы жизни и успешной деятельности вождю И. Сталину и членам Политбюро ЦК Компартии Советского Союза.

Такие "требования, при соблюдении которых Свидетелей Иеговы обещали вывести из подполья - замечает доктор философских наук, действующий член Международной академии информатизации Николай Семенович Гордиенко, - организация и ее члены принять не могли, так как это привело бы их к самоликвидации и отречение от собственных религиозных убеждений" [50: 32]. Именно поэтому в Житомирской области в документах отдела религий Свидетели Иеговы значились как незарегистрированная община [113; 119].

Однако на определенное сотрудничество с властями пошли другие религии, что повлекло за собой определенные последствия. За "мирное сосуществование" с советской властью руководители конфессий нередко упоминали политику партии в своих религиозных докладах.

В качестве примера таких взаимоотношений ниже приводится текст проповеди протоиерея села Левковичи в Овручском районе: «... Наша церковь, как в годы Отечественной войны, так и сегодня не была и не будет посторонним наблюдателем. ... Все мероприятия партии и правительства находят горячий отклик в сердцах верующих. Особенно нас радует план десятой пятилетки... Следование сегодня коммунистической партии - значит быть верными последователями Иисуса Христа» [111].

К определенным компромиссам прибегли пятидесятники и баптисты. Баптистам это позволило легально действовать, хотя не все согласились на такие компромиссы, и как следствие - раскол.

В конце 70-х годов вместе с зарегистрированной частью евангельской христиано-баптистской церковью (45 общин) в области действовало 11 отдельных незарегистрированных общин этой же конфессии и 7 общин Совета Церквей, также не желавших зарегистрироваться.

Пятидесятнические конфессии предложили объединиться с другими религиями, что в основном большинстве они и сделали [7: 289]. Хотя, как сообщает епископ пятидесятнической религии, председатель объединения ХВЕП Житомирской области Николай Каминский, это далеко не всем понравилось. В одном из документов ГАЖО приводится комментарий члена ХВЕ: «Нас убаюкивать не надо. Мы не пойдём на объединение с зарегистрированными, мы верующие, а не безбожники» [114].

Свидетели Иеговы не желали идти на компромиссы с властью, объединяться с другими религиями и соглашаться на автономию. И для поддержания единой линии руководства в городе Ровно ежемесячно проводились "служебные встречи", куда съезжались руководители отдельных групп. Здесь они обменивались опытом, получали указания от районного надзирателя и сдавали отчеты о проповеднической деятельности. В Государственном архиве Ровенской области есть даже архивные документы, подтверждающие наличие таких встреч и совершённые на них облавы.


Исторически-филологическая справка: Во времена запрета деятельности Свидетелей Иеговы, особенно в послевоенный ее период, для обозначения внутренней структуры управления Свидетелей Иеговы использовалась особая терминология. Такие неприменяемые сегодня термины были заимствованы, скорее всего, из Польши, где некоторое время находился руководящий центр для Свидетелей Иеговы в Украине.

Подаем расшифровку этих терминов: "краевое бюро" - руководящий комитет страны, сегодня - комитет филиала в составе Управленческого бюро; "слуга обвода" - специальный разъездной надзиратель, сегодня - районный надзиратель; "слуга группы" - руководитель собрания, сегодня эту роль выполняет совет старейшин, "слуга кружка (студии)" - руководитель отдельной группки, сегодня - надзиратель книгоизучения или служитель книгоизучения. Встречались также и такие термины: "слуга обьявления" - человек, который отвечал за распространение литературы среди членов собрания, сегодня - ответственный за литературу; "стрефа" - организационное звено, объединявшей несколько собраний, сегодня - теократический район [51: 23; 58: 67]; "студия" - встречи с заинтересованным лицом для изучения Библии, сегодня - библейское изучение.


Недаром такая форма теократии в Обществе Свидетелей Иеговы была отмечена религиоведом С. Головащенко как особенно "централизованная и дисциплинированная" [7: 208]. Достичь такого отлаженного порядка на местах было нелегко. Например, в одном из документов отдела по делам религии указано, что группой руководили "сестры, что не является традиционным".

Действительно, среди Свидетелей Иеговы есть такая традиция, что руководство в общине берут только мужчины. Только при отсутствии посвященных, крещеных мужчин руководство временно берут на себя женщины. Поэтому, чтобы не допустить постоянства этого процесса, в таких местах пытались обязательно направлять мужчину. И тогда, как вспоминают очевидцы, дело управления на местах становилось более теократическим и организованным. Хотя для этого нужно было многое сделать.

Даже для того, чтобы подготовить речь для выступления, им приходилось сидеть не одну ночь, собирая информацию из старых источников (поскольку плана докладов тогда не было), а затем, стоя на ногах по несколько часов, выступать в холодных и мокрых лесах. Такой продуманный до мелочей расклад не мог не быть замеченным властями.

Как отметил П.Л. Яроцкий, "организационное разделение, строгая конспирация, постоянная связь через Польщу с зарубежными центрами Свидетелей Иеговы в Европе и США, поставки нелегальными каналами литературы и отчетность об организационной, проповеднической деятельности Свидетелей Иеговы в Украине перед Бруклинским центром для тоталитарного сталинского режима было опасным и дерзким вызовом. Делегализированная и запрещенная по всему Советскому Союзу, "антисоветская секта" не давала покоя режиму" [19: 411].

Быть одним из руководителем общины было особенно опасно. За такими людьми осуществлялся особый и бдительный надзор, даже в очередях в магазине им не давали покоя, следя за их проповеднической деятельностью. Нередко также руководителей, или "ответственных братьев", сажали в тюрьму за их "антисоветскую деятельность". Однако в самой тюрьме таких мужчин уважали, и как рассказывает П. Адамчук (г. Ровно), когда одни заключенные с негативными намерениями хотели что-нибудь от Свидетелей, то другие, заступаясь за них, говорили: "Не трогайте их! Мы преступники, а они сидят за идеи, как Ленин!".

Руководители общины Свидетелей Иеговы не были высокообразованными людьми, но свое дело, благодаря программе внутреннего обучения ответственных лиц, т.н. "ответственные братья" делали почти в совершенстве.


Формы проведения богослужений.
Религиозные песни


«Подтверждается существование на территории района нелегальной деятельности самой религиозной секты - иеговистов» (Документ отдела по делам религии)

Проведение собраний Свидетелей Иеговы имеет свою четкую и общепринятую во всем мире структуру. Хоть это и кажется странным, но богослужения у Свидетелей Иеговы в любой точке мира проводится почти одинаково. Верующие имеют одни и те же темы докладов, один и тот же источник информации, одни и те же встречи, одну мелодию песен и тому подобное. Все это дает основание считать Свидетелей Иеговы действительно организацией, имеющей всемирное единство.

Собрание начинается с песни духовного содержания и молитвы старейшины или служебного помощника. Далее план проведения встречи зависит от того, какой встреча собрания должна быть проведена: "Школа теократического служения (ШТС)", "Служебная встреча", "Публичная речь", изучение Библии с помощью "Сторожевой Башни" или книгоизучение.

Например, это может быть Школа (ШТС) и служебная встреча (НЦС). Две эти встречи чаще всего проводятся еженедельно в один день. Продолжительность каждой - 45 минут, разделяет их исполнение песни всеми членами собрания.
На ШТС присутствующие могут наблюдать за образцовыми выступлениями ораторов-мужчин и сами участвовать в школе, обучаясь умению общаться, публично выступать и проповедовать. Информационным источником школы является книга "Учимся в Школе теократического служения".

Вторая часть встречи, Служебная встреча, разделяется на несколько докладов, цель которых - научить слушателей точнее придерживаться теократической структуры собрания; правильно и толерантно проповедовать, и, самое главное, даются советы, как лучше применять библейские нормы в своей жизни. Информационным источником Служебной встречи является информационный листок "НЦС" или "Информатор", как его прежде называли.

"Публичная речь" чаще всего начинает воскресные встречи Свидетелей Иеговы. Тематика библейского доклада охватывает различные сферы жизни христианина, библейские учения Свидетелей Иеговы и анализирует ситуацию в мире. Публичная речь произносятся за 45 минут служебными помощниками или старейшинами. После доклада и песни идет рассмотрение заранее запланированной статьи из "Сторожевой Башни".

На всех этих встречах должны присутствовать все члены общины. Однако книгоизучение должны посещать только лица из той местности, где оно проходит. В одном собрании может быть до 15 таких групп.

Сегодня Свидетели Иеговы собираются в большинстве случаев в удобных Залах Царства или арендованых актовых залах. Ситуация прошлых лет была другой ... Книгоизучения проходили в большинстве случаев в частных домах членов общины. Хотя, по словам Натальи Антоняк (г. Житомир), в Житомире они проходили в оврагах за городом. А встречи, на которых Свидетели Иеговы могли слушать публичные речи, проводились в советское время, в основном в лесах и на полянах.

Места проведения таких встреч киевской группы (малинские, радомышльские и коростенские Свидетели) показаны на фото в этом разделе. Религиозные богослужения в таких местах многим очень запомнились, и даже при легализации общины (конец 80-х - начало 90-х годов) не все хотели оставлять такие "зеленные Залы Царства". Много людей радовалось, когда приходило лето, и тогда, по выражению В. А. Лагоржевской (г. Шепетовка, Хмельницкая область), открывались "лесные и зеленые Залы Царства".

Религиозные встречи проводились так же регулярно, как и сегодня, хотя чиновники горисполкома продолжали отчитываться о нерегулярности богослужения, убеждая высшие органы о спаде активности "иеговистского подполья". Например, в документе городской администрации отчитывалось о том, что "деятельность иеговистов в области стала затухать. Раскололись малочисленные группы..." [119]. Но на практике этого не было. Встречи продолжали регулярно проходить, только при повышенной конспирации.

Такие обстоятельства повлияли на форму проведения, несколько изменив их. Собрание у Свидетелей Иеговы начинались духовным песнопением и молитвой. Но песни пели не по принятым сегодня стандартам. Количество песен не было ограниченным, пели, сколько хотели, и не редко выполняли до 10 песен за одну встречу. Сегодня по "теократическому" порядку на собрании звучит только 3 песни.

При отсутствии общепризнанного печатного музыкального сопровождения мелодии песен передавались из уст в уста, поэтому порой, в конечном счете, песни исполнялись почти в народном стиле. Песенник, которым пользовались Свидетели, был несколько иным, в отличие от современного общепринятого международного песенника в 225 песен. "Старый" песенник, издания 1920-1930-х годов, включал в себя 337 песен, и текст некоторых из песен в связи с изменением некоторых учений к концу ХХ века уже противоречил учениям Свидетелей Иеговы. В приложении дается текст трех песен из "старого" песенника.

После исполнения таких песен проходила одна из двух встреч - книгоизучение или публичная речь. Школа во времена запрета на территории Житомирщины не проводилась. Хотя и на Тернопольщине, по свидетельству М. Я. Бабия (с. Ворохта, Ивано-Франковская область), и на Ивано-Франковщине, по словам М. В. Абрамюк (пгт. Заречье, Ивано-Франковская область), школа, все таки, проходила. Поэтому после того, как на Житомирщине школа была введена, то к ней ошибочно относились как к факультативу [152].

Однако на книгоизучение или публичной речи стремились всегда присутствовать. Форма проведения этих двух встреч в подпольное время несколько отличалась. Далее расскажем об их особенностях. Еженедельно на местах проходили студии или книгоизучения. Этот вид встречи проходил в частных домах Свидетелей Иеговы или интересующихся. На студиях обычно коллективно обсуждали ("разбирали") статьи из "Сторожевой Башни". Иногда, как рассказывает Ирина Пинигина (г. Житомир), такие чтения у Свидетелей Иеговы продолжались до 4 часов. Для конспирации в тот день накрывали стол и делали все так, будто у них проходит дружеская вечеринка с друзьями, а не религиозная встреча. И когда происходили облавы, то доказательств для ареста не оставляли, хотя кое-что и выдавало их - например, одна и та же полная бутылка вина, как это было в Житомире.


Некоторые методы конспирации Свидетелей Иеговы на Житомирщине.


За Свидетелями Иеговы, как самой реакционной религией, Комитетом государственной безопасности СССР проводился особый надзор. Работники этого комитета использовали различные способы для выявления мест, где встречаются Свидетели Иеговы.

В частности, они подвозили к местам встреч преклонных и немощных Свидетелей, будто делая это "по доброй воле". Однако Свидетели были еще смышленее. У Свидетелей действовала быстрая система оповещения - в лесах, на дорогах до собрания, стояли дозорные. Замечая слежки, они пропускали собрания для того, чтобы направить следователей в другую сторону. Сами же Свидетели, идя на собрание, одевались так, будто они идут по грибы или просто на прогулку по лесу, беря с собой ведра и бутерброды.

Встреча, на которой слушали религиозный доклад местного или приглашенного оратора (сегодня - "Публичная речь"), также имела другую структуру. Такие встречи на Житомирщине проходили раз в месяц, хотя часто их периодичность менялась - от двух встреч в месяц до одного раза в три месяца. При этом пытались, чтобы такие встречи припадали на светские праздники, поскольку никто не мог обвинить Свидетелей в массовых собраниях.

Такие встречи проходили чаще всего, как было сказано в начале, в лесах и на полянах. Для конспирации местные Свидетели Иеговы выходили на такие встречи еще поздней ночью, дождавшись утра и гостей из "подчиненных" этой общине территорий, ответственные "братья" начинали собрание.

На встрече, в отличие от принятого сегодня стандарта, произносились несколько, неограниченных во времени, докладов. Речь произносили все готовые к выступлению в тот день ораторы, единственное, что ограничивало, - время отправки поездов. Встреча через такие многочисленные речи и песни длилась от 3 до 5 часов, а то и всю ночь (например, в новогодний праздник). И поскольку Свидетели Иеговы житомирского региона посещали отдаленные от дома места, то на посещение таких встреч иногда тратился целый день.

Однако независимо от таких неудобств верующие всегда были на них, независимо от погоды и запланированных дел. Надежда Адамовна Кутицькая (г. Житомир) вспоминает, что Свидетели в тот период (70-е-80-е годы) пытались приходить вовремя, и для верующих не существовало причины "проспал" или "забыл".

А в памяти Эмилии Ил Ливны Кривенко, Марии Кирилловны Швестко и Елизаветы Максимовны Наконечной (г. Шепетовка, Хмельницкая область) и до сегодняшнего дня ярко запечатлелся случай, когда они были вынуждены собраться в лесу затемно, при дождливой погоде. Все стояли с зонтами несколько часов, и никто не думал о том, как быстрее вернуться домой, все переживали только об одном - чтобы дождь не потушил свечу оратора, ведь тот читал тексты Библии.

И, действительно, привычка быть на собрании, несмотря ни на что, осталась сильной у Свидетелей того времени. Так, в период независимости Иван Красуцкий из города Бердичева, будучи в довольно больном (на склероз) состоянии, не помня никого из людей и путая улицы, каждую неделю одевался и шел на собрание. На встрече Красуцкий находился ровно столько, сколько длилось собрание, хотя ничего из услышанного не понимал. И после того, как встреча заканчивалась, он возвращался домой по пути, который он точно помнил, - дорога на собрание.

Однако зимой такие встречи проходили в частных домах, хотя присутствующих не становилось меньше. Иногда количество слушателей достигало более 150 человек, что напоминало маленький конгресс.

Встречи киевской группы существенно не отличались, только, как вспоминает Надежда Николаевна Шитик (г. Малин, Житомирская область), присутствующим давались так называемые "домашние задания", ответ на которые нужно было самостоятельно отыскать в Библии.

Благодаря таким встречам и духу взаимопомощи Свидетели Иеговы оставались единым, заботливым братством. И хотя из-за своей отделенности от мира, они иногда и смотрели на некоторые вещи чересчур предвзято [51], это давало им возможность еще крепче держаться друг друга.

Делая сравнение тех и сегодняшних времен и их влияние на взаимоотношения между Свидетелями, Николай Тимофеевич Усик (г. Ровно) сказал: "В советское время у нас, Свидетелей Иеговы, была большая духовная ревность и сильная взаимная любовь из-за того, что мир отрёкся от нас, и мы были вынуждены быть еще сплоченнее друг с другом".


Обеспечение верующих религиозной литературой

"Люди тогда перестают думать, когда перестают читать" (Дидро)


Религиозная литература в духовной жизни каждого Свидетеля Иеговы играет важнейшую роль. Почти каждое богослужение этой общины не обходится без использования или цитирование библейских публикаций Общества "Сторожевой Башни". Такого особого отношения к периодическим религиозным изданиям, как у Свидетелей Иеговы, не наблюдается ни в каких других протестантских конфессиях.

Например, по словам епископа пятидесятнических церкви, у сторонников этой конфессии единой литературы не было и, даже, нет до сих пор, а во времена советского правления пятидесятники вообще не имели никаких религиозных изданий, кроме Библии. Так произошло потому, что религиозная литература, которая не поддерживала коммунистические идеи, была строго запрещена правящей партией.

Однако Свидетели Иеговы, несмотря ни на какие трудности, все равно старались никогда не оставаться без т.наз. "духовной пищи". Одной из причин такого возвышенного отношения к религиозной литературе Свидетелями Иеговы, прежде всего, является ее консолидирующая (объединяющая) роль. Во всех уголках области, страны и всего мира одна и та же статья из очередного номера "Сторожевой Башни" разбиралась почти одновременно. Такой порядок приводил к единой форме проведения собрания, единого понимания библейских истин, единого теократического устройства в собрании и автоматически исключал отступничество и любую автономию в конфессии.

Вышесказанное достигалось также благодаря своеобразному характеру информации, представленной в различных номерах "Сторожевой Башни". В этом журнале, кроме понимания библейских учений, предоставлялись (и предоставляются) указания об определенном, едином для всех порядке проведения богослужения, руководства в общине, организацию теокраческого устройства собрания и тому подобное. На страницах журнала организация даже отчитывается о проделанной работе членами религии. Все это помогает верующим чувствовать себя частью единой всемирной организации, которая заботится об их духовном состоянии.

Наличие у всех возвещателей собрания периодических номеров "Сторожевой Башни" и "Пробудитесь" считалась первоочередной задачей для руководителей общины [19: 411]. И каждый руководитель делал все возможное, чтобы выполнить свою функцию, хотя это и было сопряжено со многими трудностями.
Наибольшими проблемами считалось печатание литературы, ее доставка и хранение. Печатали литературу в основном двумя способами.

Первый - выпуск печатающими машинками и ротаторами - был распространен преимущественно в послевоенный период. Публикации, напечатанные таким способом, были мало распространены в регионе, только некоторые Свидетели Иеговы имели такие публикации, переданные им из западноукраинских земель или из Сибири.

В 1963 году управление организации решило перейти на другой метод печати - фотоспособ. Из Комитета страны, через районных надзирателей, местным старейшинам на специальных, тайных встречах, о которых шла речь в предыдущей главе, передавали микропленки 27,5 см длиной и 1,5 см шириной. На трех таких микропленках вмещался номер в 24 страницы. Старейшины должны были позаботиться о том, чтобы сделать фото с этих пленок и размножить их из расчета один экземпляр на одну группу. Поскольку групп было много, то с присланной микропленки часто делали копию на стандартную фотопленку, чтобы все могли вовремя получать фотожурналы.

Хотелось бы больше остановиться на описании фотопечатания публикаций Общества "Сторожевой Башни" в так называемых "фототипографиях".

Достоверно известно, что такая фототипография была в Новоград-Волынском. Также литературные потребности Житомирской области удовлетворяла "фототипография" в Шепетовке (Хмельницкая область).

Фотопроявка и размножение номеров в таких мастерских проводились ночью при затемненных окнах. Такой процесс, в большинстве случаев, проходил 2 раза в месяц, поэтому за одну ночь нужно было напечатать от 200 до 500 фотокадров, а если при этом копировалась и какая-то другая публикация, например, книга, то делалось примерно 2 000 фотографий.

В "фототипографиях" работало от одного до шести человек. Однако в среднем в таких мастерских работало два человека. У каждого из присутствующих было свое задание, а работа была однообразной и даже вредной. У Петра Кривенко (г. Шепетовка, Хмельницкая область), надзирателя города Шепетовки, до сегодняшнего дня остались места повреждений на ногтях рук от химикатов, которыми пользовались при проявке.

"Печать" в таких мастерских была связана с другими трудностями и, по сути, была опасным для присутствующих там делом. За участие в печатании и распространении религиозной литературы, которая считалась "антисоветской", наказывали до 25 лет заключения. Поэтому приходилось быть особенно осторожным - иногда, как рассказывает И. С. Чубай (г. Полонное, Хмельницкая область), в таких мастерских, чтобы не привлекать внимания посторонних, Свидетели Иеговы пытались между собой даже не говорить.

Кроме этого, литературу размножали кустарным методом - переписывали под копирку или печатали на машинке, на работе. У старейшины из города Новоград-Волынский С.М. Иванцова (г. Новоград-Волынский) сохранилась до настоящего времени печатающая машинка небольшого размера, на которой печатали песенники для местных нужд. Но, как говорит сам Иванцов, делали это не часто, изредка.

Интересно, что из-за того, что литературы было не так много, некоторые из Свидетелей Иеговы использовали в проповеди свои стихи. Примеры таких стихов в авторстве С.С. Скибы (г. Коростень) представлены в приложении этой книги.

Сохранение большого количества литературы в одном здании было опасно для хозяина, поэтому старались как можно быстрее распространить ее среди групп собрания. Ответственный "брат" раздавал экземпляры журналов руководителям групп, а те после коллективного обсуждения номера, передавали журнал на время членам этой группы для его индивидуального просмотра. При этом важно также хорошо скрыть литературу, поскольку наказывалось даже чтение таких публикаций.

А места тайников были разнообразны: в подушках, газовых плитках, в ножках стола, между газовыми трубами и т.д.. А семья Кожухар (г. Ямполь, Винницкая область) имела тайник даже под полом своего дома.

И хотя литература, как было отмечено в этой главе, имела для Свидетелей Иеговы достаточно большую информационную, руководящую и объединяющую роль, главным источником для их веры оставалась Библия [50: 55]. Например, Н. Павлюк (с. Двирец, Житомирский район) получила религиозную литературу Общества "Сторожевой Башни" лишь после конгресса 1989 года в Польше. По ее словам, основное, что помогало ей до этого выдержать разнообразные испытания веры, - это была утешительная весть из Библии.



Проповедование


«Свидетели Иеговы всегда стремились использовать для проповеди самые эффективные, самые современные методы и средства». (С. Иваненко, доктор философских наук [53: 47]).

 "Бродят на автобусных станциях" [87: 4], несут "подлые антисоветские происки" [90], распространение "тёмных намерений" [87: 4], "открытое подстрекательство граждан к отказу от общественной деятельности" [90], "запугивание Армагеддоном" [91], "готовы топить каждого в ложке воды" [87], "проповедь третьей мировой войны" [88] - так называли местные газеты проповедническую работу Свидетелей Иеговы Житомирщины. Но что означала действительно проповедь Свидетелей Иеговы? И действительно ли она имела антиобщественный и антисоветский характер?

Глубокий анализ содержания проповедей Свидетелей Иеговы показывает, что она в своей сути не имела и не имеет антиобщественного и антигуманного характера. Приводим отрывок из «экспертного заключения по фактам противоправной религиозной деятельности организации "Свидетели Иеговы"», осуществленого кафедрой религиоведения Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.

Комментируя утверждение предварительной экспертизы о распространении проповедью Свидетелями Иеговы взглядов, которые могут привести «к формированию враждебного отношения к гражданам, не относящихся к организации "Свидетелей Иеговы"», специалисты отвечают: «Ни одного такого "взгляда" эксперт в своем заключении не привел. Разумеется, не приведены в этом документе многочисленные, отнюдь не враждебные, высказывания Свидетелей Иеговы в адрес граждан, которые не принадлежат к их организации. Процитируем некоторые из этих высказываний: Свидетели Иеговы "стараются придерживаться принципа Иисуса "как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы" (Матфея 7:12).Они стараются хорошо относиться ко всем людям, а не только к своим братьям по вере или друзьям"» [50: 134].

Относительно второго, наиболее распространенного утверждения про антисоветский и политический характер содержания проповеди Свидетелей Иеговы, то на это отвечает известный советский ученый, один из атеистических исследователей, автор книги "Истины" свидетелей Иеговы" В.В. Коник: "Приведенные выше факты использования учения свидетелей Иеговы в современной идеологической борьбе между капитализмом и социализмом не дают, однако, оснований для встречающихся в нашей литературе утверждений о том, что данное религиозное течение является «не столько религиозной, сколько политической организацией». Для большинства верующих это, прежде всего религия, с помощью которой они надеются получить «вечную жизнь» в царстве божьем" [56: 78].

Свидетели Иеговы не раз личным примером подтверждали свою абсолютную политическую нейтральность. Примечательной в этом случае является история с Владимиром Пуликовским (Ровенский район). После того, как его арестовали за отказ от призыва в ряды армии, Пуликовского привели к следователю на допрос.

После беседы со следователем на разные темы вероучения Свидетелей Иеговы Владимиру предлагали подписать протокол допроса, где Владимир утверждал, что Армагеддон будет совершен США нападением на СССР. Он отказался подписать этот документ, поскольку был убежден, что проповедь Свидетелей Иеговы не имеет никакого политического содержания. За это следователь приказал три дня не давать ему спать. Лишь через три дня выдержки Пуликовского следователь сдался и вычеркнул эту фразу, сказав: "Если все коммунисты были бы такими как вы, мы давно бы построили коммунизм".

Проповедь, согласно внутреннему уставу общины, считалась долгом каждого верующего. При этом проповедническая работа не оплачивалась, поскольку Свидетели Иеговы действовали по принципу Иисуса Христа "даром получили, даром давайте".

Вдохновения в этой работе придавало понимание того, что эта деятельность могла изменить и меняла многих людей, которые считались "потерянными для общества". Вследствие этой работы членами общины иногда становились также самые активные коммунисты и офицеры советской армии.

Чаще проповедовали на автобусных и железнодорожных станциях своего и соседних областей. В таких городах верующие могли провести весь день. Хотя, за неимением литературы в некоторых районах не было такого вида служения, как пионерское, однако, судя по словам руководителя группы М.В. Абрамюк (г. Заречье, Ивано-Франковская область), в отчетах возвещатели тех районов писали так называемое "обещанное".

"Обещанное" - это количество часов, проведенных в проповеди, которые обещает выполнить член общины в течение года. При этом никто не имел право указывать, какое количество часов должен написать тот или иной свидетель в обещанном.

В конце месяца все члены конфессии должны были сдавать отчет своему руководителю группы, а тот - руководителю собрания, далее - районном надзирателю, те в свою очередь - областному надзирателю, областной надзиратель передавал отчеты в Управленческий центр, который считался руководящим для страны, а уже Управленческий центр передавал отчеты в Бруклин (США).

Отчеты были кодированными для того, чтобы сотрудники КГБ, перехватив отчеты, не смогли выйти на упоминаемы в нем людей. Иногда в отчетах существовала отдельная графа "день Иеговы". Это так называемая ежемесячная однодневная проповедническая компания. В отдельный день месяца вестники особенно старались больше проповедовать. Однако такой распорядок не был общераспространенным, а был местной традицией. Такая графа была у вестников в г. Новоград-Волынском и г. Полонное (Хмельницкая область).

"Самая главная задача в проповеди - рассказывает А. Борцова (г. Житомир) - было предупредить всех об Армагеддоне". И поскольку ШТС тогда на Житомирщине не было, то делали это, по словам Оксаны Борцовой, не совсем толерантно. Именно благодаря таким методам Свидетели Иеговы и навлекли на себя такой шквал недовольства со стороны окружающих и пристальный надзор КГБ.

Однако это не испугало верующих - они придумывали различные способы, чтобы продолжить свою деятельность. В Житомире, по словам Н. Антоняк (г. Житомир), "сестры проповедовали в очереди", то есть громко говорили между собой на библейские темы, а когда кто-то из очереди интересовался услышанным, подключали и его.

А иногда женщины проповедовали даже работникам КГБ и милиции. Анастасия Говорухина (г. Новоград-Волынский) рассказывает, что когда их за благовествование задержали сотрудники правопорядка, то между ними состоялась такая беседа: - "Вы знаете, что мы можем вас арестовать и посадить в тюрьму" - "Знаем. Но в тюрьме мы тоже будем проповедовать" - "Тогда мы вас выселим в Сибирь" - "И там тоже есть люди!"

Часто местом проповеди были даже судебные заседания, на которых осуждали Свидетелей за их религиозную деятельность. С.С. Скиба (г. Коростень) вспоминает, что когда на суд над ним "органы" пригласили около 80 человек для "запугивания", то Станислав отказался от адвоката, чтобы публично объяснить свою позицию и вероучения. Хотя приговор суда остался неизменным - один год лишения свободы в Копиченской тюрьме, присутствующие встали на сторону Станислава, поскольку поняли, что он не криминальный преступник, а верующий, порядочный человек.



Воспитание детей Свидетелей Иеговы в религиозном духе и примеры их веры

"Дети - живые цветы земли".
(М. Горький).

Согласно Библии, семья - священный институт. Многие верующие считают семью не только первоочередным местом для поклонения Богу, а и средством служения ему. То есть верность в семейных отношениях в соответствии с Библией, и является поклонением Богу. Именно так свято относятся к семье Свидетели Иеговы.

Читая публикацию Общества "Сторожевой Башни", приходим к мысли о предоставлении семье в организации особого статуса в поклонении Богу. Даются действенные и практичные советы во всех сферах семейной жизни. Например: "Семья — это основа человеческого общества. В ней муж и жена могут найти вознаграждающее дружеское общение, а дети могут быть защищены и подготовлены к совершеннолетию" (Познание, которое ведет к вечной жизни, 1995 год [70: 134]).

дно дело — знать, что́ Библия говорит о семейной жизни, и совсем другое дело — ее совету следовать… Мы не хотим иметь лишь вид преданности Богу, при этом забывая о ней дома. Но мы хотим проявлять настоящую преданность Богу" (Поклоняйтесь единственному истинному Богу, 2002 год [76: 151]).

"Отдых становится очень плодотворным, когда родители проводят время вместе с детьми… Так почему бы не заняться с детьми чем-нибудь созидательным? Пойте, играйте в игры, общайтесь с друзьями, посещайте интересные места. Такие занятия содействуют общению" (Секрет семейного счастья, 1996 год [77: 57, 58]).

"А что если твой брачный спутник отказывается изучать с тобой Слово Бога, или даже препятствует твоей христианской деятельности? Библия, тем не менее, убеждает тебя оставаться с ним и не смотреть на развод как на легкий выход из твоих проблем. Делай то, что ты лично можешь сделать, чтобы улучшить ситуацию в вашем доме, применяя то, что говорит Библия относительно твоего собственного поведения" (Ты можешь жить вечно в раю на земле, 1984, 1989 год [68: 248]).

Вышеуказанные принципы соответствуют принципам современной педагогической науки. Большинство педагогов согласны с тем, что моральные принципы Библии помогают в воспитании детей [26: 16,17].

Ситуация прошлых лет в СССР была совершенно другой. Согласно программе КПСС (1961р.) - программы "построения коммунизма" - встала задача ввести обязательное среднее общее и политехническое обучение для всех детей школьного возраста и 8-летнее - для молодежи, занятой в народном хозяйстве без соответствующего образования [6 : 246].

Для этого начали привлекать больше молодежи в педагогические вузы, и, в согласии с атеистическим направлением образовательной деятельности, среди будущих учителей проводилась широкая "разъяснительная и пропагандистская работа" [6: 248]. После окончания учебных заведений и дальнейшего устройства на работу учителя и преподаватели должны были проводить атеистическое воспитание, но уже среди учеников и студентов.
В детях, кроме атеизма, насаждалась не просто патриотичность, а фанатичная преданность коммунистическому строю. Часто детей и молодежь втягивали в аморальные атеистические соревнования.

Так, «юные безбожники» - ученики Глубочанской 7-летней школы им. Шевченко (Барановский район) - приняли ходатайство о закрытии Глубочанской церкви. «Уничтожим религиозное гнездо на пути социалистического преобразования деревни», - писали дети [98: 75].

А студенты Коростышевского педтехникума организовали «суд над богом»: чтобы ни у чьих родителей студентов, не было в доме образов. Родители сносили в «безбожный» кабинет свои образы, там им выдавали портреты вождей революции. «От всех образов дома уже избавились две трети родителей» - сообщалось в местной газете [98: 75].

Результатом такого воспитания становилось нетолерантное и даже агрессивное отношение к тем, кто не поддерживал коммунизм. Свидетели Иеговы не были исключением.

Часто объектом давления государственных служб на верующих были их дети. И поскольку в школах царил такой просоветский дух, то именно там было легче всего повлиять на детей Свидетелей Иеговы. В таких действиях принимали участие как преподавательский контингент - учителя, директора школ, школьные психологи, так и ученический - учащиеся и студенты. Нам известно достаточно много примеров таких действий не только на Житомирщине, но и по всей Украине.

Эльвира Абрамова (г. Ялта, Крымская АР), рассказывая о своем сыне, шестикласснике Романе, говорила, что учительница довольно часто поднимала ее сына с места и, показывая на него, говорила с классом: "Видите этого мальчика? Он предатель, он не любит нашу родину, он отказывается надевать звезду октябренка, не дружите с ним". Так же поступали и на школьных линейках. Это давало свои страшные результаты - в перерывах десятиклассники сбивали парня с ног и били его ногами.

Володя Грохольский (г. Ямполь, Винницкая область) рассказывал, что когда территорию его родного края заняли румынские войска, то в школах ввели обязательный предмет - религию, и его преподавал священник. "Преподавание" предмета сводилось к молитвам на коленях перед образами. Володя отказывался это делать, поскольку Свидетели Иеговы не верят, что Богу можно угодить, поклоняясь иконам. Когда это увидел директор школы, то Володю ждали физические наказания - сначала его били по рукам, на следующий день директор со всей силы дергал его за волосы. А уже потом директор прибегнул к публичному наказанию палкой. Эти действия так и не дали Владимиру Грохольского возможности закончить четвертый класс своей школы.

В общем, детям Свидетелей Иеговы даже при хорошей успеваемости почти все время занижали оценки или не выдавали аттестат. После окончания школы Николай Лунга (г. Житомир) ожидал четыре годы, пока ему отдали аттестат, а Иларион Анкуца (Ямполь, Винницкая область) из-за своей веры, так и не получил грамоту, хотя учился лучше всех в классе.

Иногда учителя прибегали к ужасным вещам. Оксана Лагоржевская (г. Шепетовка, Хмельницкая область) рассказала, что в один из дней на разъяснительную беседу ее вызвал к себе один из учителей. После того, как она вошла в его кабинет на четвертом этаже, он запер за ней дверь и в ходе разговора вполне серьезно сказал: "А что, если я сейчас тебя изнасилую? Поможет ли тебе твой Бог?". Спасло лишь то, что Оксана была возле окна и сказала, что выпрыгнет из него, когда он приблизится к ней.

И даже при легализации этой конфессии, испытания веры детей Свидетелей Иеговы не прекратились. По воспоминаниям Варвары Козак (г. Шепетовка, Хмельницкая область), в школах г. Новоград-Волынского, учителя заставляли детей Свидетелей Иеговы, и ее в том числе, вслух молиться перед всем классом. А дети в школах обрисовывали одежду и все тетради Свидетелей надписью "Белое Братство".

Выдержать такие неприятные моменты детям помогали родители, которые предупреждали своих детей о возможных трудностях в отношении их веры. Образцовым в этом плане является пример отца Оксаны Лагоржевской, Марьяна Цыбульского, который был выслан за веру в Сибирь [74: 20]. Чтобы поддержать своих двух дочерей и жену, маму Оксаны, он оттуда писал почти каждый день.

Вот выдержка из его письма, где он убеждает Оксану в правильности целомудрия: "Новый Мир откроет новые возможности для служения Богу, но особая привилегия украсить Новую Землю получат девушки, победившие врага и враждебный мир. Это цветы весны Тысячелетия Христа, это звезды яркие, что предвещают радость. Дорогая Оксаночка! Ты ходишь теми тропами по родным мне местам, которые были мне так близки двадцать семь лет назад. Как дорогие моему сердцу хижины, где находил сердечную приязнь и любовь Свидетелей Божьих".

Часто, кроме наставлений и поучений, родители вместе с детьми учили наизусть стихи из Библии и духовные песни, и случалось так, что дошкольники знали более 50 библейских стихов.

Однако Свидетели не учили своих детей фанатичной вере, они стремились развивать в них искренние, однако обоснованные на здравом смысле чувства. Родители требовали от своих детей размышлять над библейскими учениями и публично защищать их; они действовали по принципу А. Макаренко "больше уважаю, больше требую".

Это давало возможность детям при необходимости давать умные, мудрые ответы. Например, когда Роману, сыну Эльвиры, задали провокационный вопрос "Когда ты вырастешь, то пойдешь в армию?", Он ответил: "Вот когда вырасту, тогда и спросите!".

Но труднее всего было тем детям, родители которых не разделяли и даже противились их вере. Достаточно громко в свое время прозвучала история с Валерием Полищуком (г. Ровно).

В 1975 году 16-летний Валера познакомился с семьей Рудюк - Павлом и Людмилой, которые жили рядом с ним в городе Бердичеве. Он и его старшая сестра Антонина приняли вероучение Свидетелей Иеговы и начали регулярно посещать их встречи [127]. Это не понравилось "воспитанным в атеистическом духе" [123] родителям и работникам КГБ. Начался неутихающее моральное и силовое давление, как со стороны родителей, так и власти.

Местные жители и сам Валера рассказывают о случае, когда его отец совершил попытку убийства из ружья Павла Рудюка, а мать избила его жену Людмилу. Сам отец, по словами Валерия, неоднократно физически издевался над детьми. Антонина была вынуждена уехать из города.

Местными властями это событие было расценено, как "деятельность Свидетелей Иеговы, которая направлена ​​на разделение семей и похищения несовершеннолетних". Павел Рудюк был арестован [89, 90], а его семья позже была вынуждена продать хороший дом и перебраться в другой, менее удобной. Сам Валера впоследствии был дважды заключён за свои убеждения. Второе заключение произошло по содействию его матери.

К сожалению, и сегодня случаются ситуации, когда родители не уважают религиозных убеждений детей. Даже бывают случаи, когда родители ставят детей перед выбором: религия или жизнь родителей. Т.е. в случае выбора новой религии родители угрожают покончить жизнь самоубийством. Так, например, произошло с Лесей Федорчук (с. Микуличин, Ивано-Франковская область). Но благодаря вмешательству родной сестры Леси все обошлось.

Другой пример "запугивания детей" Свидетелями Иеговы, который широко освещался прессой, - это пример Евы Полтко и ее детей. В газете "Советская Житомирщина" [88] была опубликована статья, которая была написана со стороны "несправедливо обиженного" мужа Евы Полтко. Еву Полтко лишили права воспитывать своего сына Руслана.

Кроме этого, она и ее дочь Алла, были всячески унижены официальной прессой. Еву была названа "верной служанкой империалистов, тесно связанной с разведывательными службами империалистических стран"; обвинена в "проповедовании третьей мировой войны". Кроме того, ей было предписано ряд аморальных качеств - лукавство, лживость, жестокость, лень, коварство, фанатичность, нелюбовь к детям и тому подобное. Трудно представить, чтобы столько аморального уместилось в простой верующей женщине. А воспитание библейских принципов в своей дочери Алле было расценено советскими корреспондентами как "паразитический образ жизни" и отвлечение от "общественно-полезного труда".

Такое негативное отношение к воспитанию детей Свидетелей Иеговы в духе религиозной морали приводило к тому, что дети были вынуждены тайком изучать Библию. Так, например, делали Лена и Таня, дети Лидии Пуздрач (с. Двирец, Житомирский район). Чтобы послушать библейские истории и принципы Библии, они вместе с мамой глубокой ночью приходили к Нине Павлюк и оставались у неё до утра.

После легализации общины отношение к детям Свидетелей Иеговы со стороны учителей и социального окружения изменилось к лучшему. В области известны случаи, когда местная пресса даже публиковала отрывки из сочинений учеников, где они рассказывали о своем желании больше служить Иегове.

Так случилось с Юрой Скиба (г. Коростень), когда в газете "Советское Полесье" [94: 3] опубликовали отрывок из его произведения-анкеты, где у девятиклассников спрашивали об их желании участвовать в молодежных организациях. Публикуем отрывок произведения Юры, приведенный в статье: "Стал бы членом всемирной организации Свидетелей Иеговы. У них есть настоящая любовь к культуре. Свидетели Иеговы ведут себя как кровные братья".

Ныне Юрий Станиславович Скиба исполняет обязанности помощника ответственного за строительство Залов Царства в Житомирской области и служит старейшиной собрания г. Коростеня.

Итак, упоминаемые в этом разделе дети, в большинстве случаев, сегодня взрослые и зрелые физически и духовно люди. Своей духовной зрелостью они обязаны заботливому воспитанию родителей, предоставленного им еще в юном возрасте. Это еще раз доказывает важность раннего воспитания.

Пример Свидетелей Иеговы также показывает необходимость обращаться не только к их эмоциональному восприятию, но и к обдуманному пониманию всех моральных принципов, воспитанных в ребенке.



Отношение советской власти к Свидетелям Иеговы.

Идеологическое и физическое давление.

Советская пресса, как способ формирования общественного мнения


"... Итак, о Свидетели Иеговы из всех сектантских направлений, кроме баптизма (...) написано больше всего». (И. Синельников, «Наука и религия» [102]).

Наиболее действенным методом борьбы советской власти с религиозным инакомыслием была официальная пропаганда как средство дезинформации рядовых граждан. И как мы увидим позже, информационное содержание местной прессы имел разный характер.

Самая главная цель такой информации - сформировать у граждан ложное мнение о деятельности неудобных для советского строя организаций и религиозных общин. Делалось это разными методами, но чаще в официальной советской печати о деятельности различных религиозных общин на Житомирщине делались выводы, которые не подтверждались практикой и были совершенно оторваны от жизни. Причем писали о различных религиях и конфессиях, распространяя единичные исключения.

В газете «Советская Волынь» существовала даже постоянная рубрика отречения от веры бывших членов религиозных общин. Вот пример: «Я дирижировал хором автокефальной церкви в с. Кодне. Теперь отказываюсь от этих обязанностей. Гр. Трембицкий».

Другое заявление в газету: «отрекаюсь религиозных предрассудков и призываю всех сельских церковных регентов последовать моему примеру. Регент Вацковский церковного хора И. Петрук» [98: 78].

Метод дезинформации в прессе и на телевидении применяли и к общине Свидетелей Иеговы [139; 142; 141]. Довольно часто конфессию обвиняли в политических махинациях, управляемых США. Причем использовали недостоверные и непроверенные факты. Даже в советских энциклопедиях было указано про, якобы, "антисоветскую" деятельность Свидетелей Иеговы [62: 482].

Эти и другие обвинения поддерживала районная, областная и республиканская пресса. Поэтому неудивительно, что местные власти и Комитет государственной безопасности широко использовали прессу в своих идеологических целях, направленных против любых проявлений "иеговизма" в области.

В одном из документов горисполкома (приложение: документ № 3) указано, что только за период с 1981 по 1983 года в областной газете "Советская Житомирщина" было напечатано 7 статей, "разоблачающих антиобщественную деятельность некоторых иеговистов и их вожаков" [121].

В другом документе этого же отдела (приложение: документ № 2) также идет речь о "многочисленных выступлениях городской прессы по вопросам негативных явлений в деятельности иеговистских групп" [119].
Так или иначе, о Свидетелях Иеговы, учеными и корреспондентами всесоюзных и региональных изданий, было написано достаточно много. По некоторым данным, только за период с 1960 до 1979 года о Свидетелей Иеговы советскими исследователями было выдано около 50 книг [55]. Книги были написаны советскими учеными или сторонниками коммунистической идеи, поэтому об объективности и незаангажированности к запрещенной в СССР религии не может быть и речи.

Информацию же региональных газет и журналов Житомирской области мы условно можем разделить на два вида:

1. Заполитизированая, или та, что подавалась по заказу.

2.Атеистически-профилактического, или обличительного характера.

Первый вид использовался государственными службами неоднократно. Чаще всего они описывали судебные процессы или другие важные события в области; эта информация умещалась на первых страницах, и как правило, была достаточно объемной.

Авторы таких статей действовали по принципу - "уничтожить то, что еще не уничтожили". Например, когда Павла Рудюка за "антисоветскую деятельность" приговорили к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительных колониях строгого режима с конфискацией 50 процентов имущества [90], в местных газетах было опубликовано несколько статей разных авторов, где Павла, кроме всего прочего, что его ожидало, обвинили в кощунстве, посягательстве на личность и права граждан [90], назвали лицемером, первым врагом Отечества, приводились истории о том, что он "притворялся добросовестным и старательным", а на самом деле "с пеной у рта грозился тем, кто не прислушивается к нему" [90].

Однако корреспонденты забыли, что пишут о мужчине преклонного возраста, о котором, при опросе знакомых ему людей (соседей, коллег), последние вспоминали о нём, как об "очень хорошем человеке".


Применяя второй вид информации, корреспонденты, описывая Свидетелей Иеговы, пытались использовать самые черные краски. Так, руководителей общины изображали либо как психически неуравновешенных людей, либо как уголовников с антигуманными намерениями (смотрите пункт № 2 нижеприведённой таблицы). Создавалось впечатление, что Свидетели Иеговы является не религиозной организацией, а психушкой или бандой головорезов. Анализируя написанное о Свидетелях в советское время, можно свести его к нескольким тезисам представленных в таблице:

Добавлено местной прессой:

1. Говоря об отношении Свидетелей Иеговы к официальной власти, в прессе писалось: "Иегова спустится и погубит людей, выполняющих законы советской власти" ("Поединок", "Комсомольская звезда" за 26 января 1982 года)

2. "В иеговистские сети попадают несознательно, отсталые люди, а сознательно - бывшие преступники" ("Прикрываясь Библией", "Советская Житомирщина" за 21 декабря 1980).

3. "Кто не будет членом [Общества Свидетелей Иеговы], то не спасется и, когда умрет, не будет воскрешен" ("Поединок", "Комсомольская звезда" за 26 января 1982 года).

4. "[Свидетели проводили] беседы на политические, антисоветские темы, весьма далекие от религии, а в Бруклинской стряпне, которую они активно распространяли, хватало фраз, пропитанных ядом наиболее злостного и низкопробного антикоммунизма и антисоветизма". "Нет, не толкованием Библии, а грязной политической игрой, которой дирижируют из Центрального разведывательного управления США, занимаются Бруклинские эмиссары и стремятся навязать эту игру советским людям" ("Фарисей получил по заслугам", "Советская Житомирщина" от 6 февраля 1983 года).

5."Наше законодательство позволяет издание и чтение религиозных текстов" ("Фарисеи", Советская Житомирщина от 26 и 28 января 1983 года).

6.«Так и валандает Алексеенко. Вынюхивает, кого бы это еще дубинкой загнать в загон под названием "община свидетелей Иеговы"» («Что такое Армагеддон и кто его ждет", "Советский флаг" от 6 января 1987 года).


На самом деле:

1. Цитаты из публикаций Свидетелей Иеговы советского времени [50: 30]: "Поскольку Бог так долго позволяет существовать... политическим правлениям, мы обязаны им подчиняться. Это сохранит нас от участия в политических движениях и революциях против установленной Богом власти" (март 1964 года). "Если же существующее правительство злоупотребляет властью, то это отнюдь не обязывает христиан выступать против него" (июнь 1975 года). "То обстоятельство, что мы за всемирное господство Бога, не означает для нас быть насильственными революционерами, чтобы сбросить существующие правительства. Иегова это категорически запрещает" (январь 1976 года)

2. «В порядке информации сообщаем, что в гор. Новоград-Волынском Житомирской области проживали Никитюк Михаил Сергеевич, 1937 г.р. в прошлом майор Советской Армии,... уволен из Сов. Армии за членство в секте иеговистов. Его жена - Никитюк Мария Андреевна, образование высшее - медицинское» (документ отдела по делам религии, «Председателю Совета по делам религии при Совете министров СССР» от 22. 10. 1981 г. № 201; курсив автора - К.Б.)

3. "Миллионы людей, которые жили в прошлые века и не являлись Свидетелями Иеговы, будут возвращены к жизни через воскресение." (брошюра Общества "Сторожевой Башни" "Кто такие Свидетели Иеговы? Во что они верят?" С. 29).

4.«Абсурдность такого подозрения признавали серьезные советские исследователи вероучения и образа жизни Свидетелей Иеговы. Они констатировали в своих публикациях, что Свидетели Иеговы и их бруклинский руководство не признают противоправных трансформаций общества» (доктор философских наук, действующий член Международной академии информатизации Н. Гордиенко) [50: 30]. «Не дают, однако, оснований для встречающихся в нашей литературе утверждений о том, что данное религиозное течение является «не столько религиозной, сколько политической организацией». Для большинства верующих это, прежде всего религия, с помощью которой они надеются получить «вечную жизнь» в царстве божьем» (кандидат философских наук, советский ученый Коник В.В. [56: 78]). Критикуя одного из советских ученых, доктор философских наук С. Иваненко утверждает: "Кажется странным, что человек, читавший издания Свидетелей Иеговы и имея возможность убедиться в их политической и идеологической нейтральности, обвиняет Свидетелей Иеговы в том, что они выполняют идеологический заказ американского империализма" [53: 159].

5. "Виновность подсудимых подтверждается также протоколом обыска от 18. VI. 1981 г. в их квартире и обнаружение фотокопий журнала «свидетелей Иеговы» "Пробудитесь" (л.д. 180) "(Приговор суда над Михаилом и Марией Никитюк - дополнение: документ № 6). Также информация раздела № 3.4.6. "Положение о религиозной общине Свидетелей Иеговы":

6. "Членство: 3.2. Членами общины являются лица, которые становятся вследствие своего добровольного посвящения Богу» (курсив автора - К.Б.).



Обратим также внимание на определенные методы написания "антииеговистских" статей. Довольно часто корреспонденты прибегали к:

1. Абсолютной лжи: о проповеди Свидетелями Библии говорилось как о "проповедовании третьей мировой войне", о юных членах общины говорилось, что их "молодые годы прошли, словно в тумане" [89], а о регулярных собраниях Свидетелей Иеговы уже в другой статье говорилось как о таких, "на которых под видом изучения библии открыто подстрекают граждан, в том числе несовершеннолетних, к отказу от общественной деятельности и требований советских законов, а под предлогом выполнения религиозных обрядов посягают на личность и права граждан" [90]. О ложности таких взглядов указано в таблице этого раздела и в содержании других разделов книги.

2. Создание ложных иллюзий относительно ситуации в стране: "В социалистическом обществе нет необходимости искусственно ускорять этот процесс "репрессивными" мерами. Советское государство руководствуется в своей деятельности марксистско-ленинской теорией, которая учит, что религия будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм" [95: 3]. "В нашей стране, - как писалось в одной из советских газет, - каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Равные права гарантировала верующим и не верующим гражданам Конституция СССР" [95: 3]; таблица, пункт № 5.

3. Использование негативных фактов из биографии человека: история П. Рудюка [89, 90], Е. Полтко [88], М. Никитюка [91], М. Огородник [87] и др.. Хотя неизвестно, сколько в этих историях было правды.

4. Популяризация отречения от веры отдельных граждан: "Областные газеты, брошюры подали сотни фамилий тех, кто отошел от иеговизма, включая рядовых и старших слуг" (Куц Н.Т., книга "Иллюзии иеговизма", 1974 год [57: 43]).

5. Предоставление исключения, как закономерности. Например, неправильные, назойливые методы проповедования отдельных неопытных возвещателей подаются как поведение всех Свидетелей.

6. Использование фактов, которые нельзя сразу проверить. Часто в таких статьях определенному лицу приписывают ряд негативных, аморальных качеств: "Остерегайтесь таких бабушек! То они только притворяются, что отдают свою энергию спасению человечества. А на самом деле - готовы топить каждого в ложке воды" ("Поединок", "Комсомольская звезда" от 26 января 1982 года).


Итак, можно с уверенностью сказать, что наибольшим источником непроверенной и заангажированной информации о Свидетелях Иеговы в советское время была именно пресса. Написаное подавалось как истина в последней инстанции, и для того, чтобы удостовериться в правдивости представленных утверждений, нужна была объективная и глубокая проверка фактов и данных, представленных в прессе, а легче было просто поверить написанному.

Влиял также фактор "массовости" ("в это верят все, почему я не должен верить?") И "авторитетности" ("так говорят известные корреспонденты и пишут популярные газеты, почему я не должен им доверять?").

К сожалению, и сегодня российская и украинская пресса иногда повторяет ошибки прошлого, публикуя такую ​​же необъективную информацию [140]. Причиной этого, скорее всего, есть определенное влияние, по мнению автора статьи, старых коммунистических или традиционно-религиозных нетолерантных идей.

Часть 2



Комментариев нет:

Отправить комментарий