воскресенье, 17 февраля 2013 г.

Решение Верховного суда США по делу «Общество Сторожевой Башни, Библий и трактатов, Нью-Йорк» и др. к поселку Страттон и др.»

Решение Верховного суда США по делу
«Общество Сторожевой Башни, Библий и трактатов,
Нью-Йорк» и др. к поселку Страттон и др.»

(Обжаловано 26 февраля 2002 г. Решение вынесено 17 июня 2002 г.)


Краткое изложение судебного решения

Ответчик, посёлок Страттон (далее – «Посёлок»), вынес Распоряжение, которым, в частности, запрещал «лицам, систематически посещающим других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения»*, «входить и пересекать границу территории» частных домовладений для осуществления какого-либо «дела» без предварительного разрешения, полученного в мэрии после заполнения и подачи подписанной регистрационной формы.

Истцы, Общество и собрание Свидетелей Иеговы, которые издают и распространяют религиозные [печатные] материалы, обратились в суд с требованием об отмене в судебном порядке данного запрета. Истцы утверждали, что указанное Распоряжение нарушает их права на свободу вероисповедания, свободу слова и прессы, гарантированные им первой поправкой к Конституции США.
Окружной суд первой инстанции признал большую часть положений Распоряжения правомерными, нейтральными по содержанию, хотя и обязал Посёлок согласиться на уточнённое толкование некоторых из этих положений. Апелляционный суд шестого округа согласился с этими выводами. 

Своими постановлениями Апелляционный суд признал, что Распоряжение по своему содержанию носило нейтральный, общеприменительный характер и, следовательно, подлежало проверке среднего уровня. Апелляционный суд также отклонил довод истцов о том, что указанное Распоряжение имело чрезмерно широкую сферу применения, поскольку нарушало право на анонимное распространение буклетов – право, подтвержденное решением по делу «Мкинтайр к Избирательной комиссии штата Огайо» (McIntyre v. Ohio Elections Comm’n, 514 U.S. 334). 

Апелляционный суд постановил, что интересы Посёлка по защите своих жителей от мошенничества и неуместной назойливости, а также стремление Поселка воспрепятствовать деятельности правонарушителей, которые, представляясь лицами, посещающими других граждан с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, могли бы обманывать жителей Посёлка, являлись достаточными основаниями для вынесенного Распоряжения. Апелляционный суд не применил сложившуюся судебную практику Верховного суда по ранее рассмотренным делам в защиту богослужебной деятельности Свидетелей Иеговы.


Постановил: Положения Распоряжения, которыми отстаивание каких-либо идей при посещении людей от двери к двери без предварительной регистрации у мэра и в отсутствие разрешения признается правонарушением, противоречат первой поправке к Конституции США в том смысле, в котором она применима к религиозному прозелитизму, анонимным политическим выступлениям и распространению листовок** (с. 160–169).

а) На протяжении более 50 лет Верховный суд подтверждал неправомерность ограничений, налагаемых на деятельность, связанную с систематическим посещением других граждан по месту их жительства, т.е. от двери к двери, с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, и подразумевающую распространение буклетов Свидетелей Иеговы (см., например, решение по делу «Мердок к [штату] Пенсильвания» (Murdock v. Pennsylvania, 319 U.S. 105)). Несмотря на то что постановления по указанным делам непосредственно не отвечают на вопрос, поднятый по данному делу, в них сформулирован ряд принципов, которые Верховный суд будет использовать в качестве руководства.

Помимо прочего, в решениях по вышеупомянутым делам подчеркнут тот факт, что распространение трактатов религиозного содержания путём их личного вручения другим лицам является давно устоявшейся практикой и может наряду с иными традиционными методами претендовать на гарантии свободы религии, слова и прессы (например, тот же
источник, с. 109); подробно обсуждается историческая значимость деятельности, связанной с систематическим посещением других граждан по месту их жительства, т.е. от двери к двери, с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, а также распространения буклетов как способов передачи идей (см., к примеру, решение по делу «Шнайдер к штату (город Ирвингтон)» (Schneider v. State (Town of Irvington)), 308 U.S. 147, 164); 

но также признаются законные интересы города, которые могут быть выражены в форме правового акта, особенно когда речь идет о деятельности по сбору денежных средств (см., к примеру, решение по делу «Кантуэлл к [штату] Коннектикут» (Cantwell v. Connecticut), 310 U.S. 296, 306) или когда предотвращение краж со взломом является легитимной целью (см., к примеру, решение по делу «Мартин к городу Струтерc» (Martin v. City of Struthers), 319 U.S. 141, 144); 

однозначно указано на необходимость нахождения точки равновесия между такими интересами и последствиями, которые подобный правовой акт будет иметь для прав, предусмотренных первой поправкой к Конституции США (к примеру, в том же источнике); 

также разъяснено что Свидетели Иеговы отстаивают не только свои права, но и права многих других граждан, которые получают незначительную финансовую поддержку и широко используют этот метод коммуникации (см., например, тот же источник, с. 144–146), – в их числе группы и отдельные граждане, занимающиеся нерелигиозной деятельностью (см., к примеру, решение по делу «Томас к Коллинзу» (Thomas v. Collins), 323 U.S. 516, 539–540). (С. 160–169.)

б) Верховный суд не считает необходимым разрешать спор, возникший между сторонами, по вопросу уровня проверки, подлежащего применению в настоящем деле, поскольку разнообразие тем обсуждения, подпадающих под действие Распоряжения, и характер данного правового акта делают очевидным ошибочность вывода Апелляционного суда шестого округа, признавшего этот правовой акт законным. Интересы, которые указанное Распоряжение, как утверждается, призвано защитить – предотвращение мошенничества и преступлений, а также охрана частной жизни жильцов, – без сомнения, являются значимыми, и, конечно, Посёлок может пытаться обеспечить их реализацию посредством установления определённого порядка осуществления деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путём принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией.

Однако многообразие тем обсуждения, подпадающих под действие данного Распоряжения, вызывает серьезные опасения. Если бы положения Распоряжения были сформулированы таким образом, чтобы охватывать только коммерческую деятельность и сбор денежных средств, то его, вероятно, можно было бы считать отражающим интересы Посёлка по защите частной жизни своих жителей и предотвращению мошенничества. Тем не менее практика применения Посёлком своего Распоряжения однозначно свидетельствует о том, что его действие распространяется на значительное число «лиц, которые систематически посещают других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения», однако не преследуют при этом коммерческих целей и занимаются продвижением широкого спектра «дел».

Негативное влияние обязанности получать разрешение можно продемонстрировать на примере требования о том, чтобы лица, систематически посещающие других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, были бы обозначены в заявлении о предоставлении разрешения. Такое заявление следует подать в мэрию и иметь в наличии для предъявления по требованию
любого гражданина, что неизбежно ведёт к потере анонимности, которую данный Верховный суд защищал и продолжает защищать. Решающим фактором, определившим вывод Верховного суда о том, что указанное Распоряжение при его проверке на соответствие первой поправке к Конституции не отвечает установленным стандартам, является то, что оно не отражает заявленные интересы Посёлка.

Даже если интересы по предотвращению мошенничества могли бы послужить достаточным обоснованием Распоряжения в той мере, как оно применимо к коммерческим сделкам и деятельности по сбору денежных средств, они не дают оснований применять Распоряжение в отношении истцов, политических кампаний или деятельности в поддержку непопулярных начинаний. Довод Посёлка о том, что Распоряжение всё же является законным, поскольку оно также служит двум другим целям – защите частной жизни жителей и предотвращению преступления, – нельзя считать убедительным. Что касается первой из этих целей Посёлка, то Распоряжение в части, которая не оспаривалась и которой предусмотрено право жителей вывешивать таблички «Продавцам и агентам по сбору денежных средств вход запрещен», а также бесспорное право жителей на отказ участвовать в разговоре с нежелательными посетителями служат достаточной защитой для тех, кто не хочет слушать.

Что касается второго пункта, то отсутствие разрешения вряд ли побудит правонарушителей воздержаться от того, чтобы не постучать в дверь и не завести разговор на тему, не оговоренную данным Распоряжением. В любом случае, в материалах дела не содержится каких-либо доказательств, подтверждающих существование проблем с конкретными правонарушениями, имеющих отношение к деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией (с. 164–169).

240 F. 3d. 553, решение отменено, и дело возвращено.

Судья Сивенс огласил мнение Верховного суда, которое поддержали судьи О’Коннор, Кеннеди, Сутер, Гинсберг. Судья Брейер представил совпадающее мнение, которое поддержали судьи Сутерт и Гинсберг (см. ниже с. 169). Судья Скалья представил частично совпадающее мнение, которое поддержал судья Томас (см. ниже с. 171). Председательствующий судья Ренквист представил особое мнение (см. ниже с. 172). 

Пол Д. Полидоро представлял интересы истцов по делу. Его мнение поддержали Филип Брамли, Ричард Д. Моук и Доналд Т. Ридли в своих письменных кратких объяснениях.

Эйбрахам Кантор представил позицию ответчиков и письменные краткие объяснения от их имени. 

Давид М. Гормли, юрисконсульт [штата] Огайо, представлял интересы штата Огайо и др. и выступал в качестве amici curiae*** в поддержку ответчиков. В своих письменных кратких объяснениях его позицию поддержали Элиз У. Портер и Керк А. Линдси, помощники юрисконсульта, а также главные юрисконсульты соответствующих штатов: Ричард Бламентал (Коннектикут), Стив Картер (Индиана), Томас Дж. Миллер (Айова), Ричард П. Йеюб (Луизиана), Дж. Джозеф Каренмл. (Мэриленд), Томас Райли (Массачусетс), Франки Сью Дель-Папа (Невада), У. А. Дру Эдмондсон (Оклахома) и Хоук Макмиллан (Вайоминг).

Мотивированное решение Верховного суда

Истцы утверждают, что Распоряжение посёлка, которым отстаивание каких-либо идей, при посещении людей от двери к двери, без предварительной регистрации у мэра и в отсутствие разрешения признаётся правонарушением, противоречит первой поправке к Конституции США. С учетом такого вопроса о конституционности [Распоряжения] мы рассматриваем данный правовой акт, регулирующий деятельность, связанную с систематическим посещением других граждан по месту их жительства, т.е. от двери к двери, с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, как применимый не только к религиозному прозелитизму, но и к анонимным политическим выступлениям и распространению листовок.

I

Истец Зарегистрированная организация «Общество Сторожевой башни, Библий и трактатов, Нью-Йорк» координирует проповедническую деятельность Свидетелей Иеговы на всей территории Соединенных Штатов Америки и является издателем Библий и периодических публикаций религиозного содержания, распространяемых среди широкого круга читателей. Истец Зарегистрированная организация «Собрание Свидетелей Иеговы Уэлсвилл (Огайо)» осуществляет руководство деятельностью приблизительно 59 своих членов, проживающих в той части штата Огайо, которая охватывает и поселок Страттон (далее – «Поселок»). Истцы предлагают религиозную литературу бесплатно всем, желающим ее почитать. По их утверждению, они не проводят  сбора взносов и не рекламируют заказы на какие-либо товары или услуги, однако принимают пожертвования. 

Истцы обратились в Окружной суд первой инстанции США по Южному округу штата Огайо с иском к Поселку и его мэру, требуя отмены в судебном порядке ряда положений Распоряжения № 1998-5, регулирующего порядок осуществления торговли вразнос и деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией, на территории частных владений Поселка, когда лица, осуществляющие такую торговлю и деятельность, не были приглашены жильцами. В своем иске истцы утверждали, что Распоряжением нарушается ряд их конституционных прав, в т.ч. право на свободу вероисповедания, слова и прессы (Приложения 10а–44а). Окружной суд провел разбирательство по делу без участия присяжных. В ходе данного разбирательства были представлены доказательства применения Распоряжения и последствий такого применения для истцов.

В соответствии со статьей 116.01 Распоряжения «лицам, систематически посещающим других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения», а также иным лицам запрещается «входить и пересекать границу территории» частных домовладений для осуществления какого-либо «дела» без предварительного разрешения, предусмотренного статьей 116.03 Распоряжения1. Согласно данной статье любые лица, систематически посещающие других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения и имеющие намерение зайти на территорию частных владений для продвижения какого-либо дела, должны получить в мэрии «Разрешение на осуществление деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией». Такое разрешение предоставляется бесплатно и, повидимому, выдается в плановом порядке после того, как заявитель заполнит достаточно подробную «Форму регистрации лиц, занимающихся реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбором денежных средств и агитацией»2. Заручившись таким разрешением, лица, систематически посещающие других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, имеют право заходить на территорию тех объектов недвижимости, которые были ими указаны в регистрационной форме, но при этом они должны носить с собой разрешение и обязаны его предъявить в любой момент, когда их попросят это сделать сотрудник полиции или жильцы3.

Распоряжение предусматривает основания для отказа или аннулирования разрешения4, но из имеющихся в нашем распоряжении материалов дела не следует, что в удовлетворении каких-либо заявлений было отказано или были случаи аннулирования каких-либо разрешений. Истцы за разрешением не обращались. 

В той части, в которой данное Распоряжение не оспаривалось истцами, оно предусматривает порядок наложения жильцами запрета на осуществление [на территории своих частных владений] деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией, даже теми лицами, которым было предоставлено соответствующее разрешение. Если кто-либо из жильцов направляет в мэрию «Форму регистрации запрета на осуществление [на территории своих частных владений] деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией», а также вывешивает на территории своих владений табличку «Продавцам и агентам по сбору денежных средств вход запрещен», вход на их территорию разрешается только тем лицам, систематически посещающим других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, которым предоставлено такое право в самой «Форме регистрации запрета на осуществление [на территории своих частных владений] деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией»5. Только 32 из 278 жителей Поселка подали такие формы.

Все Формы, имеющиеся в материалах дела, содержат список 19 предлагаемых исключений [лиц, на которые не распространяется запрет]6. В одной Форме жилец отметил 17 вариантов данных исключений и таким образом оставил лишь «Свидетелей Иеговы» и «Кандидатов от политических партий» за пределами списка лиц, систематически посещающих других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, которым разрешено его посещать. Хотя Свидетели Иеговы не считают себя «лицами, занимающимися реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбором денежных средств и агитацией», поскольку не взимают платы за свою литературу или предоставляемое ими обучение, руководители этой церкви пояснили в суде, что они проявляют уважение и не входят, когда видят вывешенные в Поселке таблички «Продавцам и агентам по сбору денежных средств вход запрещен». В ходе судебного разбирательства они также пояснили, что не обращались за разрешением, поскольку проповедовать их уполномочивает Священное Писание7. «Мы считаем, что просить у муниципальных органов власти разрешение на то, чтобы проповедовать, фактически было бы оскорблением в адрес Бога» (Приложение 321а).

Истцы представили ряд доказательств в подтверждение того, что Распоряжение явилось следствием враждебного отношения мэра к их богослужебной деятельности. Тем не менее Окружной суд первой инстанции предпочел прислушаться к показаниям мэра о том, что Распоряжение имело целью обеспечить защиту права на частную жизнь жителей Поселка, в частности защиту «от вводящих в заблуждение мошенников, которые выбирают в качестве мишени для своих преступлений население небольших городов» (61 F.Supp. 2d 734, 736 (SD Ohio 1999)). Вместе с тем суд пришел к выводу, что положения Распоряжения применялись к деятельности истцов точно так же, как к деятельности «лиц, которые, систематически посещая других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, преследуют коммерческие или политические цели» (тот же источник, с. 737 и 738). 

Окружной суд первой инстанции признал большую часть положений Распоряжения правомерными, нейтральными по содержанию, не нарушающими прав истцов, гарантированных им первой поправкой к Конституции США. Тем не менее суд обязал Посёлок согласиться на уточненное толкование трех положений Распоряжения. Во-первых, суд счел, что требование пп. 5 п. «б» статьи 116.03 Распоряжения об обязанности заявителя указывать конкретные адреса каждого домовладения, которое он намерен посетить, может иметь неправомерный характер. Суд, однако, пришел к выводу, что эта проблема устранена ввиду согласия Поселка дополнить Форму списком жильцов, не возражающих, чтобы их посетили (тот же источник, с. 737). Во-вторых, суд постановил, что истцы могли исполнить требование пп. 6 п. «б» статьи 116.03 Распоряжения, просто указав в качестве своей цели «осуществление богослужебной деятельности Свидетелей Иеговы» (тот же источник, с. 738). В-третьих, суд признал статью 116.05 Распоряжения, которая ограничивала время посещения других граждан по месту их жительства,― до 17:00, незаконной по своей формулировке и указал на необходимость изменить ее так, чтобы в ней речь шла о «разумном времени дня» (тот же источник, с. 739). По мнению суда, при условии внесения таких изменений данное Распоряжение не нарушало конституционных прав истцов. Суд отказал в удовлетворении иска. Апелляционный суд шестого округа оставил данное решение в силе (240 F. 3d 553 (2001)). При этом Апелляционный суд указал, что Распоряжение «по своему содержанию носило нейтральный и общеприменительный характер и, следовательно, подлежало проверке среднего уровня» (см. тот же источник, с. 560). Суд не принял во внимание довода истцов о рассмотрении законодательства о свободе вероисповедания и свободе слова по делу «Отдел по вопросам трудоустройства при Отделе по кадрам, штат Орегон, к Смиту» (Employment Div., Dept. of Human Resources of Ore. v. Smith, 494 U.S. 872 (1990))8. При этом суд сослался на то, что обсуждение законодательства по тому делу «было изложено в стиле попутных высказываний, не имеющих нормоустанавливающего характера, а поэтому не подлежало обязательному применению» (240 F. 3d с. 561). Суд также отклонил довод истцов о том, что сфера применения Распоряжения была чрезмерно широкой, поскольку нарушало право на анонимное распространение буклетов – право, подтвержденное решением Верховного суда по делу «Мкинтайр к Избирательной комиссии штата Огайо» (McIntyre v. Ohio Elections Comm’n, 514 U.S. 334 (1995)). При этом суд утверждал, что «само хождение от дома к дому уже определяет необходимость предоставления лицами, систематически посещающими других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, каких-либо персональных сведений о себе» (240 F. 3d с. 563). Апелляционный суд пришел к выводу, что преследуемые Посёлком интересы – «по защите своих жителей от мошенничества и неуместной назойливости», – а также тот вред, нанесению которого Посёлок стремился воспрепятствовать – в лице «правонарушителей, которые, представляясь лицами, посещающими других граждан с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, могли бы обманывать жителей Поселка», – являлись, хотя и «не всецело непреодолимыми», но достаточными основаниями для вынесенного распоряжения (см. тот же источник, с. 565–566). Апелляционный суд не применил сложившуюся судебную практику Верховного суда по ранее рассмотренным делам в защиту богослужебной деятельности Свидетелей Иеговы ввиду того, что при их рассмотрении речь шла либо о полном запрете на распространение идей, как например в деле «Мартин к городу Струтерc» (Martin v. City of Struthers, 319 U.S. 141 (1943)), либо о распоряжении, которым решение вопроса о выдаче разрешения было остав-
лено на усмотрение должностного лица муниципальных властей, как например в деле «Кантуэлл к [штату] Коннектикут» (Cantwell v. Connecticut, 310 U.S. 296, 302 (1940)).

В своем особом мнении судья Гилман указал, что, ставя возможность осуществления некоммерческой деятельности по реализации товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбору денежных средств и агитации в зависимость от соблюдения требований для получения разрешения, Распоряжение, с его точки зрения, серьезно ограничивало значительное число тем обсуждения, не связанных с интересами Поселка по искоренению мошенничества и нежелательной назойливости. По мнению судьи Гилмана, Посёлок «не представил подтверждения реальности причинения вреда или эффективности указанного ограничения» (240 F. 3d с. 572).

Дело было нами истребовано для выяснения следующего вопроса: «Нарушает ли Распоряжение, обязывающее получать разрешение для участия в отстаивании от двери к двери интересов какого-либо политического начинания, а также предъявлять по требованию других граждан такое разрешение, в котором указаны Ф.И.О. данного лица, гарантии, предусмотренные первой поправкой к Конституции США в отношении анонимных выступлений или распространения анонимных буклетов?» (534 U.S. 971 (2001); заявление об истребовании дела, i.9).

II.

На протяжении более 50 лет Верховный суд подтверждал неправомерность ограничений, налагаемых на деятельность, связанную с систематическим посещением других граждан по месту их жительства, т.е. от двери к двери, с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, и распространением буклетов10. Тот факт, что большинство подобных дел касалось вопросов, поднятых Свидетелями Иеговы о соблюдении первой поправки к Конституции США, не является простым историческим совпадением, поскольку в их религии практикуется систематическое посещение других граждан по месту их жительства, т.е. от двери к двери, с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения. Как было отмечено в решении по делу «Мердок к [штату] Пенсильвания» (Murdock v. Pennsylvania, 319 U.S. 105, 108 (1943)), Свидетели Иеговы «утверждают, что, уча „всенародно и по домам“, они следуют примеру Павла (Деяния 20:20). Они буквально понимают изложенное в Писании поручение: „Идите по всему миру и проповедуйте
благую весть всему творению“ (Марка 16:15). Таким образом они, по их мнению, исполняют повеление Бога». Кроме того, ввиду отсутствия значительной финансовой поддержки возможности Свидетелей обращать в свою веру значительно ограничены вследствие применения положений, создающих препятствия на пути прилагаемых ими усилий по систематическому посещению других граждан по месту их жительства, т.е. от двери к двери, с целью убедить последних принять их точку зрения.

Хотя судебная практика Верховного суда по делам Свидетелей Иеговы, которая формировалась преимущественно незадолго или во время Второй мировой войны, непосредственно не решает предмета рассматриваемого спора, она создает исторический и аналитический фон рассмотрения требования истцов по вопросу соблюдения первой поправки к Конституции: они просят признать сферу применения Распоряжения Поселка нарушением первой поправки к Конституции США11. По указанным делам речь шла о мелких правонарушениях, поднимавших намного более серьезные вопросы о конституционности – вопросы о соблюдении свободы вероисповедания, свободы слова и свободы прессы. Из этих судебных решений проистекают некоторые принципы, которыми Верховный суд будет руководствоваться, давая оценку рассматриваемому Распоряжению.

Во-первых, в подобных судебных решениях подчеркнута ценность слова, о свободе которого шла речь. Например, в решении по делу «Мердок к [штату] Пенсильвания» (Murdock v. Pennsylvania) Верховный суд указал на то, что «распространение трактатов религиозного содержания путем их личного вручения другим лицам является давно устоявшейся формой миссионерской проповеди Евангелия, которая известна со времен создания печатных станков. На протяжении многих лет такой вид проповеди был мощным стимулом для различных религиозных движений. […] С точки зрения первой поправки к Конституции США данная форма религиозной деятельности занимает столь же важное значение, как богослужения в церквях и проповеди с кафедр. На нее должны распространяться такие же гарантии защиты, как и на более общепринятые и традиционные способы отправления религии. Кроме того, на нее должны распространяться те же гарантии свободы слова и прессы, которыми защищены другие формы исповедания религии» (см. тот же источник, с. 108–109).

Помимо прочего, при рассмотрении вышеуказанных дел подробно обсуждался вопрос исторической значимости деятельности, связанной с систематическим посещением других граждан по месту их жительства, т.е. от двери к двери, с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, а также распространения буклетов как способов передачиидей. В деле «Шнайдер к штату (город Ирвингтон)» (Schneider v. State (Town of Irvington)), 308 U.S. 147 (1939)) в отношении заявительницы, являвшейся Свидетелем Иеговы, был вынесен обвинительный приговор за систематическое посещение других граждан по месту их жительства целью убедить последних принять ее точку зрения в отсутствие у нее разрешения. Приговор был вынесен на том основании, что она ходила от дома к дому и предлагала книги и брошюры. В письменном мотивированном решении Верховного суда судья Робертс, выражая позицию суда, отметил, что «буклеты оказались самыми эффективными инструментами для распространения идей. И возможно, именно их распространение по домам является наиболее продуктивным способом довести эти буклеты до сведения отдельных граждан. Указанное распоряжение налагает цензуру на данный метод коммуникации, а злоупотребление
цензурой породило противоборство в Англии, в результате которого был установлен принцип свободы прессы, отраженный в нашей Конституции. Требование о прохождении цензуры путем получения лицензии сводит на нет свободное и беспрепятственное распространение буклетов и наносит сокрушительный удар по самым основным конституционным гарантиям» (см. тот же источник, с. 164, курсив добавлен).

Хотя в этих, более ранних судебных решениях была подчеркнута важная роль деятельности, связанной с систематическим посещением других граждан по месту их жительства, т.е. от двери к двери, с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, а также роль распространения буклетов в ходе свободных и открытых бесед, устоявшихся как конституционно закрепленная практика, при рассмотрении этих дел Верховным судом были признаны интересы города, которые могут быть выражены в форме правового акта, особенно когда речь идет о деятельности по сбору денежных средств. Например, по делу «Кантуэлл к [штату] Коннектикут» (Cantwell v. Connecticut, 310 U.S. 296 (1940)) Верховный суд постановил, что распоряжение, обязывающее Свидетелей Иеговы получать лицензию перед тем, как вести беседы от дома к дому, было незаконным, поскольку решение о выдаче лицензии было оставлено на усмотрение должностного лица города. В решении Верховного суда признавался тот факт, что «штат может защищать своих граждан от мошеннической деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией, требуя в качестве условия предоставления официального разрешения на сбор денежных средств, чтобы неизвестные этому штату лица сообщили сведения, подтверждающие их личность и право действовать в интересах дела, ради которого, по их словам, они трудятся» (см. тот же источник, с. 306). Подобным образом при рассмотрении дела «Мартин к городу Струтерc» (Martin v. City of Struthers) Верховный суд признал, что преследуемые данными распоряжениями интересы по защите от преступности являются законными. Верховный суд также указал, что «взломщики часто выдают себя за лиц, систематически посещающих других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, используя эту тактику либо как предлог, чтобы выяснить, есть ли кто-то в доме или нет, и если нет, совершить кражу, либо для того чтобы высмотреть объект, а затем вернуться позже» (319 U.S., с. 144). Хотя такие интересы были признаны законными, судебная практика свидетельствует о необходимости установления точки равновесия между такими интересами и последствиями, которые подобные правовые акты имеют для прав, предусмотренных первой поправкой к Конституции. Нам «нужно „быть проницательными при рассмотрении последствий применения оспариваемых положений законодательства“ и следует „взвешивать обстоятельства и… оценивать значимость доводов, представленных в обоснование правового акта“» (тот же источник, и в нем приводится цитата из решения по делу «Шнайдер [к штату (город Ирвингтон)]» (Schneider [v. State (Town of Irvington)],
308 U.S., с. 161).

Наконец, указанные дела подтверждают, что, оспаривая порядок регулирования свободы слова, Свидетели Иеговы стремились отстоять не только свои права. В своем решении по делу «Мартин [к городу Струтерc]» (Martin [v. City of Struthers], (1943)) Верховный суд, перечислив большое количество групп, широко использующих этот метод коммуникации, указал, что «распространение проспектов от двери к двери является неотъемлемой составляющей деятельности простых граждан, занимающихся продвижением дел с незначительной финансовой поддержкой (319 U.S., с. 144–146).

Другие дела, рассмотренные Верховным судом по вопросу проведения бесед, носящих нерелигиозный характер, также свидетельствуют о том, что Свидетели Иеговы не единственные «простые граждане», для которых правовые акты, подобные Распоряжению Поселка, создают угрозу принуждения к отказу от бесед (см., например, решения по делу «Шаумбург к „Граждане в защиту охраны окружающей среды“» (Schaumburg v. Citizens for a Better Environment, 444 U.S. 620 (1980)); по делу «Хайнес к Мэру и Совету Ораделла» (Hynes v. Mayor and Council of Oradell, 425 U.S. 610 (1976)); по делу «Томас к Коллинзу» (Thomas v. Collins), 323 U.S. 516 (1945)). По делу «Томас [к Коллинзу]» (Thomas [v. Collins]) рассматривался вопрос о том, было ли правомерно требовать от лидера рабочих получать разрешение на обращение с речью к потенциальным членам профсоюза. Проанализировав вышеуказанную судебную практику по делам Свидетелей Иеговы, Верховный суд отметил:

«Если говорить о принципе, то требование о наличии регистрации, дающей право на публичные выступления, представляется в целом несовместимым с реализацией прав на свободу слова и свободу собраний.

[…]

Если реализацию прав на свободу слова и объединений нельзя считать преступлением, то, на наш взгляд, их и нельзя представить как правонарушения, установив в качестве условия пользования этими правами обязанность регистрироваться и используя это условие как основание для заранее налагаемого ограничения реализации этих прав, а также привлечения к ответственности за нарушение данного ограничительного распоряжения. В тех случаях, когда речь идет исключительно о пользовании правами на свободу слова и объединений, то эти права не подлежат подобным ограничениям. Если было бы допустимо обязать гражданина, который пытается заручиться поддержкой других в пользу дела, связанного с деятельностью рабочих, регистрироваться для получения права на публичное выступление, то тогда можно было бы требовать соблюдения данного условия и от тех, кто старается убедить других поддержать какое-либо социальное, коммерческое, религиозное или политическое начинание. Мы считаем, что требование об обязательной регистрации как условие публичного выступления, имеющего целью заручиться поддержкой в пользу законного движения, абсолютно несовместимо с требованиями первой поправки к Конституции США» (см. тот же источник, с. 539–540).

Хотя указанные судебные решения эпохи Второй мировой войны предоставляют руководящие принципы для рассмотрения предмета спора по данному делу, они не дают ответа на один промежуточный вопрос, по которому стороны высказали свою принципиальную позицию. Речь идет о том уровне проверки, который суд должен применить,
давая оценку конституционности Распоряжения. Верховный суд не считает, однако, необходимым разрешать спор, возникший между сторонами именно в этой части, поскольку разнообразие тем обсуждения, подпадающих под действие Распоряжения, и характер данного правового акта делают очевидным ошибочность вывода Апелляционного суда, признавшего этот правовой акт законным.

III

Посёлок утверждал, что вынесенное им Распоряжение служило реализации трех интересов: по защите от мошенничества, по защите от преступлений и по защите частной жизни жильцов. Без каких-либо затруднений мы приходим к выводу, что в свете нашей судебной практики это действительно значимые интересы, которые Посёлок можетстремиться обеспечить, устанавливая некий порядок регулирования деятельности, связанной с реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбором денежных средств и агитацией. Тем не менее Верховный суд должен исследовать вопрос о разнообразии тем обсуждения, подпадающих под действие данного Распоряжения, и вопрос о наличии должного равновесия между затрагиваемой свободой слова и интересами государственного органа, которым, по утверждению Поселка, служит указанное Распоряжение.

В Распоряжении Посёлка указано, что лицам, систематически посещающим других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, запрещается входить на территорию частных владений, чтобы предоставить разъяснения или поспособствовать продвижению «дела», если такие лица не получили разрешения и если жильцы, которых они посещают, предпочли вывесить табличку «Продавцам и агентам по сбору денежных средств вход запрещен». Если бы данное положение было сформулировано таким образом, что оно применялось бы только к коммерческой деятельности и сбору денежных средств, его, вероятно, можно было бы считать отражающим интересы Посёлка по защите частной жизни жильцов и предотвращению случаев мошенничества. Однако, хотя, согласно разъяснениям Посёлка, Распоряжение было вынесено с учетом этих интересов, представители Посёлка никогда не утверждали, что его следует толковать в таком узком ключе. Напротив, практика применения Посёлком указанного Распоряжения однозначно свидетельствует о его использовании в отношении большого числа лиц, систематически посещающих других граждан по месту их жительства с некоммерческими целями и стремящихся продвигать широкий спектр «дел». В предоставляемых жильцам Посёлка «Формах регистрации запрета на осуществление [на территории их частных владений] деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия
заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией» содержится список лиц, систематически посещающих других граждан по месту их жительства, в число которых действительно включены «представители организации „Kamp Fire Girls“», «Свидетели Иеговы», «кандидаты от политических партий», «посетители, выпрашивающие угощение или угощающие в период празднования Хэллоуина» и «представители Церкви Страттона». Данное Распоряжение, вне всяких сомнений, применяется не только к религиозным начинаниям, но также и к политической деятельности. По-видимому, его действие распространяется и на «жильцов, непреднамеренно агитирующих соседей в пользу кандидата»12, и на тех, кто звонит в дверь соседей, чтобы заручиться их поддержкой в пользу предложения нанять более прилежного мусорщика.

Уже тот факт, что действие Распоряжения распространяется на такое разнообразие тем для бесед, вызывает опасения по поводу соблюдения Конституции. Если в повседневной жизни человек обязан информировать власти о своем желании поговорить с соседями и получить на это разрешение, то имеет место посягательство – не только на ценности, утвержденные первой поправкой к Конституции, но и на само понятие свободного общества. Даже при условии, что в мэрии разрешения выдаются заявителям незамедлительно и бесплатно, правовой акт, предусматривающий обязательное получение разрешения на такие разговоры, представляет собой серьезное отклонение от нашего национального достояния и устоявшихся конституционных принципов. Три очевидных примера свидетельствуют о пагубных последствиях такого требования.

Во-первых, как видно13 из нашей судебной практики по вопросу распространения неподписанных листовок, значительное число граждан поддерживают какие-либо дела анонимно14. «Решение о сохранении анонимности может быть продиктовано страхом перед негативными экономическими последствиями, противодействием со стороны представителей государственных органов или социальной изоляцией, а также может просто определяться желанием сохранить свои личные данные при себе насколько это возможно» (см. решение по делу «Мкинтайр к Избирательной комиссии штата Огайо» (McIntyre v. Ohio Elections Comm’n, 514 U.S. с. 341–342). Требование о том, что лица, систематически посещающие других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, должны быть обозначены в заявлении о предоставлении разрешения, которое следует подать в мэрию и иметь в наличии для предъявления по требованию общественности, неизбежно ведет к потере анонимности.

Хотя верно то, что, как утверждал Апелляционный суд (см. 240 F. 3d с. 563), граждане, известные жильцу, явно обозначают свою приверженность группе или делу, когда приходят к его двери с целью высказаться в поддержку какого-либо вопроса или вручить листовку, вывод Апелляционного суда о том, что данное Распоряжение не затрагивает интересов по сохранению анонимности, является ошибочным. Доводы [Апелляционного суда] шестого округа теряют силу ввиду решения Верховного суда по делу «Бакли к Зарегистрированной организации „Фонд конституционного закона Америки“» (Buckley v. American Constitutional Law Foundation, Inc., 525 U.S. 182 (1999)). Требование о ношении плакеток, которое данный Верховный суд признал незаконным по делу «Бакли [к Зарегистрированной организации „Фонд конституционного закона Америки“]» (Buckley [v. American Constitutional Law Foundation, Inc.]), применялось к лицам, собиравшим в ходе личных бесед с гражданами подписи под обращением. Тот факт, что собиравшие подписи являлись лично, позволяя другим узнать себя, не помешал Верховному суду рассмотреть вопрос об интересах этих лиц по сохранению анонимности. В Посёлке лица, не знакомые жильцу, безусловно, сохраняют анонимность, а указанное Распоряжение может послужить препятствием для тех, кто посещает других граждан по месту их жительства для проведения бесед с целью убедить их поддержать или участвовать в непопулярных начинаниях. В ряде ситуаций подобные ограничения могут быть обоснованы, например, ввиду особых государственных интересов по защите объективности процесса инициирования голосования (см. там же) или предотвращению мошеннических коммерческих сделок. Распоряжение Поселка, однако, имеет более широкое применение и распространяется на непопулярные начинания, не имеющие отношение к коммерческим сделкам и не связанные с какими-либо особыми целями по защите процесса выборов.

Во-вторых, требование о получении разрешения, предъявляемое в качестве условия пользования правом на разговор с другими гражданами, создает реальное препятствие для определенных видов бесед, инициируемых теми гражданами, которые придерживаются религиозных взглядов или патриотических идеалов. Как наглядно подтверждает судебная практика Верховного суда, сложившаяся в эпоху Второй мировой войны, существует значительное число людей, чья совесть не позволит им обращаться за подобной лицензией. Вне всякого сомнения, есть и те патриотически настроенные граждане, которые настолько глубоко убеждены в своём конституционном праве на участие в свободных обсуждениях при отстаивании каких-либо идей у дверей других граждан, что они предпочтут молчание праву говорить, когда возможность говорить предоставляется лишь по разрешению чиновника низшего звена.

В-третьих, существует значительное число незапланированных выступлений, которые, по сути, запрещены данным Распоряжением. Гражданин, решивший активно поучаствовать в политической кампании в праздничный или выходной день, не мог бы распространять листовки, предварительно не получив необходимого разрешения. Гражданин, спонтанно решивший перейти улицу и побудить соседа проголосовать против мэра, не мог бы на законных основаниях это сделать без разрешения мэра. В этом смысле установленный в данном случае порядок аналогичен тому, который применялся при взимании лицензионного сбора на тираж – сбора, признанного незаконным по решению Верховного суда по делу «Гросджин к Компании „Американская пресса“» (Grosjean v. American Press, 297 U.S. 233 (1936)). При рассмотрении по делу «Гросджин [к Компании „Американская пресса“]» (Grosjean [v. American Press]) предыстории первой поправки к Конституции США о свободе прессы Верховный суд отметил, что «следовало предотвратить не только такие нарушения, как цензура прессы, но и любые действия государственных органов, направленные на возможное воспрепятствование свободному и привычному обсуждению злободневных для общественности тем, которое совершенно необходимо, чтобы подготовить людей к осмысленной реализации своих гражданских прав» (см. тот же источник, с. 249—250 (приводится цитата 2 Т. Кули, Конституционные организации 886 (8-е издание 1927 г.); а также решение по делу «Ловелл к городу Гриффин» (Lovell v. City of Griffin, 303 U.S. 444 (1938)).

Широкие границы применения и беспрецедентный характер не единственное, что определяет незаконный характер данного Распоряжения. Решающим фактором, определившим вывод Верховного суда о том, что указанное Распоряжение при его проверке на соответствие первой поправке к Конституции не отвечает установленным стандартам, является также то, что оно не отражает заявленные интересы Посёлка. Даже если интересы по предотвращению мошенничества могли бы послужить достаточным обоснованием Распоряжения в той степени, как оно применимо к коммерческим сделкам и деятельности по сбору денежных средств, они не дают оснований для использования указанного Распоряжения применительно к истцам, политическим кампаниям или деятельности в поддержку непопулярных начинаний. Поселок, однако, утверждал, что Распоряжение все же является законным ввиду того, что оно отвечает еще двум целям – защите частной жизни жителей и предотвращению преступления.

Что касается первой из этих целей Поселка, то представляется несомненным то, что п. 107 Распоряжения, которым предусмотрено право вывешивать табличку «Продавцам и агентам по сбору денежных средств вход запрещен» и который не оспаривался по данному делу, наряду с бесспорным правом жильцов на отказ участвовать в разговоре с нежелательными посетителями обеспечивает достаточную защиту для тех, кто не желает слушать (см. в решении по делу «Шаумбург [к „Граждане в защиту охраны окружающей среды“]» (Schaumburg [v. Citizens for a Better Environment], 444 U.S., с. 639: «Предоставление домовладельцам права вывешивать таблички [„Продавцам и агентам по сбору денежных средств вход запрещен“]… указывает на наличии более мягких и более эффективных мер защиты частной жизни»). А раздражение по поводу стука непрошеных гостей возникает независимо от того, имеет ли пришедший разрешение или нет.

Что касается второго пункта, то отсутствие разрешения вряд ли побудит правонарушителей воздержаться от того, чтобы не постучать в дверь и не завести разговор на тему, не оговоренную данным Распоряжением. Они, к примеру, могут спросить, как им пройти куда-то, или попросить разрешения позвонить, а также представиться сюрвейерами или сотрудниками, проводящими перепись населения (см. выше п. 1). Кроме того, правонарушители могут безнаказанно зарегистрироваться под вымышленным именем, поскольку Распоряжение не предусматривает порядка проверки подлинности указанных заявителем личных данных и рекомендательных писем организаций. Помимо прочего, Поселок не заявлял о имеющихся у него интересах по предотвращению преступлений, описанных ниже. В представленных на наше рассмотрение материалах дела также не содержится каких-либо доказательств, подтверждающих существование проблемы конкретных правонарушений, имеющих отношение к деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан, т.е. от двери к двери, или связанной со сбором денежных средств и агитацией.

Формулировки, использованные в судебных решениях времен Второй мировой войны, не раз служили защитой для граждан, исповедующих религию истцов, от мелких нападок, и они указывают на то, что Верховный суд принимал во внимание рассматриваемые по данному делу свободы, гарантированные первой поправкой к Конституции США. Ценностное суждение, побуждавшее объединенных демократически мыслящих людей отстаивать в те времена те же самые свободы от попыток установить диктатуру, не изменилось. Такое суждение обуславливает и решение, вынесенное сегодня Верховным судом. 

Решение Апелляционного суда подлежит отмене, а дело – возврату для дальнейшего рассмотрения в соответствии с данным решением.

Таково постановление Верховного суда

(Перевод Давиденко Д.В.)

Примечания

* Данный термин имеет весьма широкое значение. Он, однако, всегда подразумевает личные беседы с людьми по месту их проживания для выяснения их мнения и возможного его изменения посредством убеждения. Прежде всего он обозначат деятельность по агитации избирателей (агитация за кандидата), но также используется для обозначения:

1) лиц, занимающихся выяснением общественного мнения путем опроса, 2) лиц, проводящих перепись; 3) агентов, представителей фирм, страховых обществ, газет и т. п.; 4) лиц, осуществляющих сбор средств и пожертвований; 5) лиц, преследующих иные цели, например, осуществляющих религиозную деятельность (Примечание переводчика).

** В оригинале используется термин handbill, который имеет целый ряд возможных значений: рекламные листки, объявления и другие печатные издания малого формата, из-
даваемые с целью куда-то пригласить или что-либо прорекламировать (Примечание переводчика).

*** amici curiae (лат.) — третья сторона (Примечание переводчика).

1 Статья 116.01 Распоряжения предусматривает следующее: «Настоящим деятельность, связанная с входом и пересечением границ территории расположенных в Поселке частных владений и/или частных домовладений жителей Поселка и осуществляемая: лицами, систематически посещающими других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, или лицами, занимающимися реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбором денежных средств и агитацией, а также уличными, разъездными, временными торговцами или коммивояжерами, реализующими товары или услуги,— в отсутствие приглашения со стороны владельцев таких частных владений/домовладений или лиц, там проживающих, и без предварительно полученного разрешения, предусмотренного статьей 116.03 данной главы Распоряжения, с целью рекламирования, продвижения, продажи и/или предоставления разъяснений о каком-либо товаре, услуге, организационном процессе или деле или с целью продвижения заказов на покупку товаров, изделий, продукции или услуг признается как причиняющая беспокойство, и ее осуществление запрещено» (Приложение 2а к кратким письменным объяснениям ответчиков). Поселок придал такое толкование терминам «лица, систематически посещающие других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения» и «дело», что они распространялись соответственно на Свидетелей Иеговы и их богослужебную деятельность. Распоряжение, по всей видимости, не обязывает сюрвейеров [эксперты, осуществляющие по просьбе страхователя или страховщика осмотр застрахованных или подлежащих страхованию судов и грузов] получать такое разрешение, поскольку такие лица не будут заходить на территорию частных владений «с целью рекламирования, продвижения, продажи и/или предоставления разъяснений о каком-либо товаре, услуге, организации или деле или с целью продвижения заказов на покупку товаров, изделий, продукции или услуг». Таким образом, вопреки изложенному в особом мнении предположению, опирающемуся преимущественно на пример из Дартмута (см. ниже мнение председательствующего судьи Ренквиста, с. 172—173, 177, 179), распоряжение Поселка никоим образом не предотвратило бы то ужасное преступление.

2 Статья 116.03 Распоряжения предусматривает следующее:

«а) Указанные в статье 116.01 данной главы Распоряжения: лица, систематически посещающие других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, или лица, занимающиеся реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбором денежных средств и агитацией, а также уличные, разъездные, временные торговцы или коммивояжеры, реализующие товары или услуги,― которые намерены войти и пересечь границы территории расположенных в Поселке частных владений или частных домовладений с какой-либо из целей, указанных в статье 116.01, не имеют права заходить или пересекать границы территории таких частных владений или домовладений без предварительной регистрации в мэрии и полученного «Разрешения на осуществление деятельности, направленной
на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией»;

б) Регистрация, обязательное прохождение которой предусмотрено п. «а» данной статьи Распоряжения, осуществляется путем подачи в мэрию «Формы регистрации лиц, занимающихся реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбором денежных средств и агитацией» по образцу, предоставленному для этих целей. Регистрирующееся лицо должно заполнить Форму, в которой следует указать следующие сведения:

1) Ф.И.О. и домашний адрес регистрирующегося лица, а также его местожительство на протяжении полных пяти лет, непосредственно предшествующих дате регистрации;

2) краткое описание характера и цели деятельности, рекламной кампании, деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией; организационного процесса, дела и/или предлагаемых товаров и услуг;

3) название и адрес работодателя или организации, членом которой является регистрирующееся лицо, а также рекомендательные письма от работодателя или организации,
подтверждающие конкретный вид отношений, существующих у них с регистрирующимся лицом, и полномочия заявителя;

4) период времени, запрашиваемый для осуществления деятельности, связанной с систе-
матическим посещением других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, или деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией;

5) конкретные адреса каждого частного домовладения, на территории которых регистрирующееся лицо намерено осуществлять деятельность, предусмотренную статьей 116.01 данной главы Распоряжения; и

6) иные сведения подобного рода о регистрирующемся лице, его деятельности и целях, описание которых в разумной степени необходимы для уточнения характера деятельности, для которой запрашивается разрешение» (см. краткие письменные объяснения ответчиков 3а―4а).

3 Статья 116.04 Распоряжения предусматривает: «Все регистрирующиеся лица, которые исполнили требования п.„б“ статьи 116.03 Распоряжения, получают “Разрешение на осуществление деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией”. В данном Разрешении указывается, что заявитель зарегистрировался в соответствии с требованиями статьи 116.03 данной главы Распоряжения. Лица, получившие такое Разрешение, не вправе входить или пересекать границы территории объектов недвижимости, не указанных в поданной ими при регистрации “Форме регистрации лиц, занимающихся реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбором денежных средств и агитацией”.

При пользовании правом, предоставленным на основании такого разрешения, на территории Посёлка все лица обязаны всегда иметь данное разрешение при себе и предъявить его в любой момент, когда сотрудник полиции или жильцы попросят их об этом» (см. тот же источник, 4а).

4 Статья 116.06 Распоряжения предусматривает: «Мэр может отказать в предоставлении разрешений, описанных в статье 116.04 данной главы Распоряжения, и аннулировать их по одному или нескольким из нижеуказанных оснований:

а) регистрирующееся лицо указало неполные сведения в “Форме регистрации лиц, занимающихся реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства
граждан или сбором денежных средств и агитацией”;

б) в “Форме регистрации лиц, занимающихся реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбором денежных средств и агитацией” содержатся заведомо ложные или искаженные сведения;

в) деятельность осуществлялась с использованием заведомо ложной, искаженной и недостоверной информации;

г) имели место факты нарушения каких-либо положений данной главы Распоряжения, а также иных систематизированных распоряжений, законов какого-либо штата и федерального законодательства;

д) использование при осуществлении деятельности, связанной с систематическим посещением других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять
какую-либо точку зрения, деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией, а также иной деятельности методов, приравниваемых к противоправному вторжению на территорию частного владения;

е) лицо, получившее разрешение, больше не соответствует требованиям, предусмотренным данной главой Распоряжения для первоначальной регистрации» (см. тот же источник, 5а).

5 Статья 116.06 Распоряжения, в частности, предусматривает:

«а) независимо от положений иных статей данной главы 116, любое лицо, компания или зарегистрированная организация, обладающие правом собственности на частное владение на территории Поселка Страттон, [штат] Огайо, или проживающие там на законных основаниях, могут запретить неприглашенным лицам, которые систематически посещают других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, или лицам, занимающимся реализацией товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или сбором денежных средств, а также уличным, разъездным, временным торговцами или коммивояжерам заходить или пересекать границы территорий их частных владений и/или частных домовладений собственников или проживающих там лиц путем регистрации своих владений в соответствии с п.„б“ данной статьи и вывешивания на территории таких владений таблички с надписью „Продавцам и агентам по сбору денежных средств вход запрещен“ в местах, в которых они будут достаточно видны лицам, желающим войти на территорию этих объектов.

б) Регистрация, предусмотренная п. „а“ данной статьи Распоряжения, осуществляется путем подачи в мэрию “Формы регистрации запрета на осуществление [на территории частных владений] деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией” по образцу, предоставленному для этих целей. Форма должна быть заполнена обладателем права собственности на объект недвижимости или лицом, там проживающим. Форма должна содержать следующие сведения…» (см. тот же ис-
точник, 6а).

6 Перечень предлагаемых исключений [лица, на которые не распространяется запрет],  указанных в Форме:

1. Организации скаутов;

2. Представители организации «Kamp Fire Girls» (женская организация, членами которой являются молодые девушки в возрасте от 5 до 18 лет. ― Переводчик Д.Д.);

3. Детские спортивные организации;

4. Дети, занимающиеся сбором денежных средств в поддержку школьных мероприятий;

5. Добровольные сотрудники противопожарной службы;

6. Свидетели Иеговы;

7. Кандидаты от политических партий;

8. Продавцы парфюмерно-косметических товаров;

9. Представители «Уоткинских распродаж» (Watkins Sales);

10. Исполнители рождественских гимнов;

11. Сотрудники службы по доставке посылок;

12. Детская бейсбольная организация «Little League»;

13. Посетители, выпрашивающие угощение или угощающие в период празднования Хэллоуина;

14. Сотрудники полиции;

15. Участники кампаний;

16. Разносчики газет;

17. Представители Церкви Страттона;

18. Продавцы продуктов питания;

19. Продавцы (Приложение 229а).

Вполне понятно, что на основании Распоряжения представителям этих 19 групп запрещается заниматься деятельностью, связанной с систематическим посещением других граждан по месту их жительства с целью убедить последних принять какую-либо точку зрения, если они не были ясно указаны жильцами [в вышеприведенном списке исключений].

7 Если говорить точнее, это книга «Матфея, глава 28, стихи 19 и 20, понимаемая нами как повеление проповедовать. […] Так, Иисус своим примером показал, что нужно искать людей, ходя от дома к дому, чтобы проповедовать им благую весть. Именно эту деятельность и осуществляют Свидетели Иеговы точно так же, как это делали апостолы Христа после его воскресения к небесной жизни» (тот же источник, с. 313а―314а).

8 «В тех исключительных случаях, когда мы выносили решение о том, что в соответствии с поправкой к Конституции США действие нейтральной [по своему содержанию] и общеприменимой правовой нормы не распространяется на деятельность, осуществляемую по религиозным убеждениям, вопрос рассматривался в свете не одного лишь положения о свободе вероисповедания, а в свете этого положения, взятого в совокупности с иными конституционными гарантиями ― свободы слова и свободы прессы (см., например, решение по делу “Кантуэлл к [штату] Коннектикут” (Cantwell v. Connecticut, 310 U.S. с. 304―307) о признании незаконным порядка лицензирования деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанную со сбором денежных средств и агитацией для религиозных или благотворительных целей, в соответствии с которым чиновник мог по своему усмотрению отказать в выдаче лицензии на исполнение какого-либо дела, по его мнению, не имеющего религиозный характер»; решение по делу «Мердок к [штату] Пенсильвания» (Murdock v. Pennsylvania, 319 U.S. 105 (1943)) о признании незаконным взимания единого налога с деятельности, направленной на реализацию товаров/услуг путем принятия заказов по месту жительства граждан или связанной со сбором денежных средств и агитацией, когда выражением такой деятельности является распространение религиозных идей; решение по делу «Фоллетт к Мккормик» (Follett v. McCormick, 321 U.S. 573 (1944), по тому же вопросу)) или прав родителей, подтвержденных решением по делу «Пирс к Сестринскому обществу» (Pierce v. Society of Sisters, 268 U.S. 510 (1925)), руководить образованием своих детей (см., например, решение по делу «[Штат] Висконсин к Йодеру» (Wiskonsin v. Yoder, 406 U.S. 205 (1972)) о признании незаконным правовых актов об обязательном посещении школ в случае родителей, исповедующих религию амишей и отказывающихся по религиозным убеждениям отправлять своих детей в школу)» (494 U.S., с. 881 (сноска опущена)).

9 В своих кратких письменных объяснениях и в ходе судебного разбирательства стороны обсуждали вопрос по обстоятельствам дела, лежащий в основе рассматриваемого предмета спора,― указывается ли в разрешении Ф.И.О. лица, инициирующего беседу. Данный суд не считает разрешение данного вопроса необходимым, чтобы составить мнение о том, являются ли ограничения, налагаемые требованием Распоряжения о регистрации на свободу слова, пользующуюся столь многими гарантиями, в такой степени серьезными, что Распоряжение становится незаконным по своему содержанию.

10 См. решения по делу «Хайнес к мэру и Совету Ораделла» (Hynes v. Mayor and Council of Oradell, 425 U.S. 610 (1976)); по делу «Мартин к городу Струтерc» (Martin v. City of Struthers), 319 U.S. 141 (1943)); по делу «Мердок к [штату] Пенсильвания» (Murdock v. Pennsylvania, 319 U.S. 105 (1943)); по делу «Джеймисон к [штату] Техас» (Jamison v. Texas, 318 U.S. 413 (1943)); по делу «Кантуэлл к [штату] Коннектикут» (Cantwell v. Connecticut, 310 U.S. 296 (1940)); по делу «Шнайдер к штату (город Ирвингтон)» (Schneider v. State (Town of Irvington)), 308 U.S. 147 (1939)); по делу «Ловелл к городу Гриффин» (Lovell v. City of Griffin, 303 U.S. 444 (1938)).

11 По данному делу рассматривается вопрос, схожий с тем, который был поднят, но не разрешен по делу «Хайнеса [к мэру и Совету Ораделла]» (Hynes [v. Mayor and Council of Oradell]). В том случае распоряжение, которое данный Апелляционный суд признал незаконным по причине его неопределенности, обязывало предварительно уведомлять по
лицию о «непреднамеренной агитации соседей в пользу кандидата» (425 U.S., с. 620, № 4).

12 См. решение по делу «Хайнеса [к мэру и Совету Ораделла]» (Hynes [v. Mayor and Council of Oradell], 425 U.S. с. 620, № 4).

13 См. решение по делу «Талли к [штату] Калифорния» (Talley v California, 362 U.S. 60 (1960)) и решение по делу «Мкинтайр к Избирательной комиссии штата Огайо» (McIntyre v. Ohio Elections Comm’n, 514 U.S. 334 (1995)).

14 Хотя Свидетели Иеговы со своей стороны не выступали против потери анонимности, они подняли вопрос о конституционности [Распоряжения] в части чрезмерно широкой сферы его применения. Следовательно, мы можем рассмотреть последствия данного Распоряжения для права на свободу слова тех граждан, которым было отказано в воз-
можности говорить ввиду требования о регистрации, которым они были принуждены к отказу от права вести беседы анонимно (см. решение по делу «Бродрик к [штату] Оклахома» (Broadrick v Oklahoma, 413 U.S. 601, 612 (1973)).

Комментариев нет:

Отправить комментарий