вторник, 13 декабря 2016 г.

ДЕЛО «ГЮТЛ ПРОТИВ АВСТРИИ»





СОВЕТ ЕВРОПЫ
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА


ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ


ДЕЛО «ГЮТЛ ПРОТИВ АВСТРИИ»

(Жалоба № 49686/99)


ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА


СТРАСБУРГ

12 марта 2009 года

Настоящее постановление станет окончательным в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции. Постановление может подвергаться редакционной правке.


По делу «Гютл против Австрии»

Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой,
в составе:

          Христоса Розакиса, Председателя,
          Нины Вайич,
          Анатолия Ковлера,
          Элизабет Штайнер,
          Ханлара Хаджиева,
          Дин Шпильмана,
          Сверре Эрика Йебенса, судей,

и при участии Серен Нильсена, секретаря Секции,
на закрытом совещании 17 февраля 2009 года после обсуждения
вынес следующее постановление, принятое в вышеуказанную дату.


ПОРЯДОК СУДОПРОИЗВОДСТВА

1. Настоящее дело инициировано жалобой (№ 49686/99) против Республики Австрии, поданной 25 мая 1999 года в Европейский суд по правам человека гражданином Австрии Маркусом Гютлом (далее — «заявитель») в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав и основных свобод человека (далее –– «Конвенция»).

2. Интересы заявителя представлял Р. Колхофер, занимающийся адвокатской практикой в г. Вене. Правительство Австрии (далее –– «Правительство») представлял Уполномоченный Республики Австрии при Европейском суде по правам человека Ф. Трауттмансдорфф, руководитель Отдела международного права при Федеральном министерстве иностранных дел.
3. Заявитель утверждал, что при осуществлении им своих прав, предоставленных ему статьями 4 и 9 Конвенции, он подвергся дискриминации в связи со своей религиозной принадлежностью, поскольку подлежал призыву на [альтернативную] гражданскую службу, в то время как члены официально признанных религиозных обществ, исполняющие религиозное служение, аналогичное исполняемому им служению, освобождены от нее.

4. 1 февраля 2005 года Европейский суд признал жалобу частично приемлемой.

5. Ни заявитель, ни Правительство каких-либо дополнительных письменных замечаний по существу дела не направляли (п. 1 Правила 59).

ФАКТЫ ПО ДЕЛУ

I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

6. Заявитель, 1977 года рождения, проживает в г. Белграде (Сербия).

7. 6 июля 1991 года заявитель крестился в согласии с принятым у Свидетелей Иеговы обрядом крещения и стал активным членом организации. 1 декабря 1995 года он приступил к исполнению служения проповедника («специальный полновременный служитель» или «общий пионер» (Sondervollzeitdiener, allgemeiner Pionier)).

8. 20 декабря  1995 года Военный комиссариат Штирии (Militär-kommando) признал заявителя годным к военной службе. Позже военный комиссариат призвал его на военную службу, к исполнению которой он должен был приступить 1 июля 1996 года. Данный приказ был позднее отменен.

9. 13 января 1997 года заявитель направил заявление на имя Федерального министра внутренних дел (Bundesminister für Inneres) о предоставлении ему официального признания в качестве лица, отказывающегося от военной службы на основании убеждений (Zivildiensterklärung).

10. Затем, 14 апреля 1997 года, Министр внутренних дел предоставил заявителю официальное признание в качестве лица, отказывающегося от военной службы на основании убеждений. Ввиду этого он был освобожден от прохождения военной службы, но подлежал призыву на гражданскую службу (Zivildienst).

11. В период с 28 июля 1997 года по 1 июля 1998 года заявитель проживал в сообществе проповедников («вефильская семья» (Bethelfamilie)), которое, по мнению заявителя, схоже с религиозным орденом (Orden) и носит название «Религиозный орден Свидетелей Иеговы» (Orden der Sonder-vollzeitdiener der Zeugen Jehovas).

12. 1 апреля 1998 года Министерством внутренних дел был издан приказ, обязывавший заявителя приступить к исполнению гражданской службы (Zuweisungsbescheid) в Пожарной бригаде Провинции Штирии (Landesfeuerwehrkommando Steiermark) 2 июня 1998 года.

13. 17 апреля 1998 года заявитель получил в организации Свидетелей Иеговы назначение дьякона («служебный помощник» (Diakon, Dienstamtgehilfe)).

14. 30 апреля 1998 года заявитель обжаловал приказ Министерства внутренних дел от 1 апреля 1998 года в Конституционный суд (Verfassungsgerichtshof) и просил, чтобы Конституционный суд приостановил действие данного приказа [до момента вынесения Конституционным судом решения по делу]. Заявитель утверждал, что проживал в сообществе проповедников с 28 июля 1997 года и посвящал все свое время религиозной деятельности. 17 апреля 1998 года он стал служебным помощником и надеялся получить в организации Свидетелей Иеговы назначение в качестве старейшины. Со ссылкой на законодательство Федеративной Республики Германии (пп. 3 п. 1 ст. 10 Закона Федеративной Республики Германии о гражданской службе), а также на прецедентное право и практику Федерального административного суда (BVerwG, 29 сентября 1989 года, Zl. 8 C 53.87) заявитель утверждал, что лица, находящиеся в подобном положении (проповедники и служебные помощники), освобождались от обязательной военной и гражданской службы. Кроме того, заявитель указывал на то, что пунктом 1 ст. 13а Закона о гражданской службе такое освобождение от гражданской службы предусматривалось только для тех членов официально признанных религиозных обществ, которые осуществляли конкретные виды служения, связанные с отправлением религии или религиозным обучением; а у него в организации Свидетелей Иеговы было схожее религиозное положение. Помимо этого, п. 1 ст. 11 Федерального закона о юридическом статусе зарегистрированных религиозных общин (Bundesgesetz über die Rechtspersönlichkeit von religiösen Bekenntnisgemeinschaften, далее именуемый «Закон 1998 года») — на тот момент данный закон был только что принят и вступил в силу 10 января 1998 года — устанавливал, что получение официального признания в соответствии с Законом об официальном признании религиозных обществ возможно только при условии выполнения требования о сроке существования зарегистрированной религиозной общины — не менее 10 лет. Таким образом, указанное положение нового закона создало непреодолимое препятствие для получения официального признания на протяжении следующих 10 лет и сделало невозможным применение Закона об официальном признании религиозных обществ до 2008 года. Заявитель требовал, чтобы Конституционный суд аннулировал ограничение, в силу которого п. 1 ст. 13а Закона о гражданской службе применялся исключительно в отношении «официально признанных религиозных обществ», или же — как альтернативный вариант решения данного вопроса — аннулировать требование о десятилетнем сроке, предусмотренном п. 1 ст. 11 Закона 1998 года.

15. 8 июня 1998 года Конституционный суд оставил жалобу заявителя без рассмотрения ввиду отсутствия каких-либо шансов успешного рассмотрения данного дела. Кроме того, Конституционный суд отказал в удовлетворении жалобы заявителя в части требования о приостановлении действия данного приказа [до момента вынесения Конституционным судом решения по делу].

16. 24 июня 1998 года заявитель подчинился приказу Министерства внутренних дел, обязывавшему его приступить 1 июля 1998 года к исполнению гражданской службы в учреждении для инвалидов, и ввиду этого покинул сообщество проповедников.

17. 7 июля 1998 года заявитель обратился в Конституционный суд с заявлением о направлении его жалобы от 30 апреля 1998 года в Административный суд (Verwaltungsgerichtshof).

18. 23 июля 1998 года Конституционный суд удовлетворил указанное требование заявителя.

19. 18 августа 1998 года заявитель подал дополнения к своей жалобе и просил, чтобы Административный суд инициировал разбирательство по вопросу конституционности (Gesetzesprüfungsverfahren) формулировки «официально признанные религиозные общества», использованной в п. 1 ст. 13а Закона о гражданской службе. В качестве альтернативного решения вопроса заявитель предложил толковать указанное положение Закона в соответствии с принципом равенства сторон. Заявитель, таким образом, утверждал, что, принимая во внимание его назначение в качестве служебного помощника в организации Свидетелей Иеговы, он должен быть освобожден от обязанности исполнять гражданскую службу, поскольку его назначение подразумевало: оказание содействия старейшинам в осуществлении руководства сообществами [Свидетелей Иеговы], исполнение религиозных заданий в сотрудничестве с другими соверующими, Свидетелями Иеговы; зачитывание Библии, преподнесение речей и комментирование во время богослужений, а также предоставление руководства в отношении молитв— и, следовательно, исполняемые им функции не отличались от функций членов зарегистрированных религиозных обществ, которые, получив богословское образование, выполняли задания, содействующие духовному процветанию или связанные с религиозным обучением, или функций  тех лиц, которые изучают теологию и готовятся к исполнению пасторских обязанностей.

20. Своим решением от 10 ноября 1998 года Административный суд отказал заявителю в удовлетворении его жалобы. Административный суд указал, что Закон 1998 года, и в частности п. 1 ст.11, не подлежали применению в данном случае и не должны были применяться Министерством внутренних дел к заявителю. Вместо этого, Министерству внутренних дел следовало применить п. 1 ст. 13а Закона о гражданской службе и требовать наличия официального признания в качестве религиозного общества как неотъемлемого условия для предоставления освобождения от гражданской службы. Подобное положение Закона не вызывало никаких вопросов о его конституционности, поскольку его целью не являлось предоставление освобождения от исполнения гражданской службы каждому назначенному лицу какой-либо религиозной общины, независимо от того, была ли данная община официально признана или нет. Помимо этого, Административный суд постановил, что оспариваемое положение — что касается использованной в нем однозначной формулировки — нельзя толковать в том смысле, который был предложен заявителем. Данное решение суда было вручено адвокату заявителя 15 января 1999 года.

21. 30 июня 1999 года заявитель закончил прохождение гражданской службы и 1 июля 1999 года снова присоединился к Религиозному ордену Свидетелей Иеговы, членом которого он оставался до конца июля 2000 года. Позже он покинул сообщество проповедников, продолжил свою проповедническую деятельность и получал дальнейшее религиозное обучение.

22. В сентябре 2003 года заявитель приступил к миссионерскому служению как проповедник в Сербии и Черногории.

II.  ОТНОСЯЩЕЕСЯ К ДЕЛУ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО

A.  Закон о гражданской службе

23. Пункт 1 ст. 13а Закона о гражданской службе (Zivildienstgesetz) предусматривает следующее:
«Освобождение от обязанности исполнять гражданскую службу предоставляется следующим членам официально признанных религиозных обществ:
1.      лицам, возведенным в ранг священников,
2.      лицам, занятым после получения богословского образования деятельностью, содействующей духовному процветанию, или религиозным обучением,
3.      членам религиозных орденов, официально давшим обет,
4.      лицам, изучающим богословие и готовящимся к исполнению пасторских обязанностей».

Б.  Религиозные общества и религиозные общины

24. Более детально правовая ситуация по данному вопросу в Австрии описана в Постановлении Европейского суда по правам человека по делу «Лёффельманн против Австрии» (по жалобе № 42967/98).

ВОПРОСЫ ПРАВА

I.  О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ НАРУШЕНИИ СТАТЬИ 14 КОНВЕНЦИИ, ВЗЯТОЙ В СОВОКУПНОСТИ СО СТАТЬЕЙ 9 КОНВЕНЦИИ
25. Заявитель утверждал, что неосвобождение его от военной* службы, несмотря на то что в организации Свидетелей Иеговы он исполнял функцию, схожую с функциями членов официально признанных религиозных обществ, которые были освобождены от военной* службы, является дискриминацией на признаку его религии, что запрещено статьей 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 9 Конвенции.

Статья 14 Конвенции предусматривает:
«Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам».

Статьей 9 Конвенции предусмотрено следующее:
«1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.
2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц».

A.  Доводы сторон

26. Правительство указало на то, что обязательная гражданская служба является заменой военной службе, предоставляемой лицам, отказывающимся от исполнения военной службы на основании убеждений. Пунктом 1 ст. 13а Закона о гражданской службе предусмотрено освобождение от обязательной гражданской службы при наличии ряда обстоятельств. Правительство утверждало, что представленные заявителем документы не давали возможности убедиться в том, что деятельность заявителя как проповедника сообщества [Свидетелей Иеговы] была схожа с деятельностью членов официально признанных обществ, которые в соответствии с п. 1 ст. 13а Закона о гражданской службе освобождались от обязательной гражданской службы. Следовательно, не представлялось возможным провести сравнение и дать соответствующую оценку. Помимо этого, заявитель не доказал, безотносительно к его религиозной принадлежности, что в его случае выполнялось одно из четырех условий, указанных в приведенном выше положении Закона. Таким образом, нет необходимости рассматривать вопрос о том, подвергся ли заявитель дискриминации по признаку его религии или нет. Кроме того, члены официально признанных религиозных обществ, в отношении которых не выполнялись условия, изложенные в п. 1 ст. 13а Закона о гражданской службе, не освобождались от гражданской службы.
27. Правительство также утверждало, что, поскольку на Договаривающиеся Стороны не возложена обязанность одобрять отказ от военной службы по религиозным убеждениям, неосвобождение гражданина от военной или альтернативной гражданской службы не поднимало каких-либо вопросов по статье 9 Конвенции. В любом случае в своих доводах заявитель не указал, что обязанность по исполнению военной или альтернативной гражданской службы повлекла за собой какое-либо конкретное вмешательство в его права, предусмотренные статьей 9 Конвенции.
28. Заявитель выразил несогласие с этой позицией и утверждал, что в том случае, если относящееся к данному вопросу национальное законодательство предусматривало освобождение от военной или альтернативной гражданской службы, то такое освобождение должно предоставляться без какой-либо дискриминации. В период прохождения гражданской службы заявитель был вынужден работать 40 часов в неделю, и по этой причине не мог исполнять свою функцию в качестве служебного помощника и проповедника и был вынужден ограничиться отправлением своей религии лишь в свободное время.
29. Хотя у Свидетелей Иеговы действительно нет своих университетов или факультетов в государственных или церковных высших учебных заведениях, они тем не менее проводят обширное религиозное обучение, охватывающее теоретические занятия и практикум. Старейшины и служебные помощники ответственны за духовное благополучие, предоставляют руководство в отношении богослужебной деятельности собраний [Свидетелей Иеговы] и оказывают социальную поддержку; проводят массовые крещения, церемонии заключения брака и похороны, а также осуществляют контроль за миссионерской деятельностью. Религиозный орден Свидетелей Иеговы существует уже на протяжении многих десятилетий и насчитывает в Австрии 160 членов. Большинство из членов этого Ордена проживают и осуществляют служение в сообществе проповедников, которые совместно участвуют в утреннем поклонении, молитвах и изучении; другие члены Ордена являются «специальными пионерами» (Sonderpioniere) и «разъездными надзирателями» (“episcopoi” или «епископы»), которые посещают собрания в целях исполнения миссионерской деятельности и содействия духовному благополучию. Заявитель утверждал, что исполнял обязанности служебного помощника полновременно, тогда как рассматриваемое положение Закона не содержит однозначного требования о полновременном осуществлении религиозной деятельности. Австрийские власти и суды лишь связывали предоставление освобождения от гражданской службы с принадлежностью к официально признанному религиозному обществу и не рассматривали вопрос о том, исполнял ли конкретный гражданин аналогичные функции, имеющие значение для целей п. 1 ст. 13а Закона о гражданской службе.

Б.  Оценка Европейского суда

30. Европейский суд в очередной раз напоминает, что статья 14 Конвенции дополняет другие существенные положения Конвенции и Протоколов к ней. Эта статья не существует независимо, поскольку она применяется только относительно «осуществления прав и свобод», гарантируемых указанными положениями. Хотя применение статьи 14 Конвенции не предполагает нарушения этих положений — и в этом смысле она самостоятельна,— она может применяться, только если обстоятельства дела подпадают под действие одного или более из вышеуказанных положений (среди прочих источников, см. п. 33 Постановления Европейского суда по делу «Ван Раальте против Нидерландов» (Van Raalte v. Netherlands) от 21 февраля 1997 г., «Отчеты о постановлениях и решениях» (Reports of Judgments and Decisions) 1997-I, с. 184; и п. 34 Постановления Европейского суда по делу «Кэмп и Бурими против Нидерландов» (Camp and Bourimi v. Netherlands) по жалобе № 28369/95, ECHR 2000-X).

31. Помимо этого, свобода религии, гарантированная статьей 9 Конвенции подразумевает, inter alia*, свободу придерживаться религиозных верований и исповедать религию. Религиозная свобода, будучи прежде всего делом совести каждого отдельного человека,  также предусматривает, inter alia, свободу исповедовать свою религию индивидуально, частным порядком или сообща с другими, публичным порядком или в кругу соверующих. Статья 9 Конвенции перечисляет различные формы, которые может принимать исповедание религии или убеждений, а именно: богослужение, обучение, отправление религиозных и культовых обрядов (в качестве недавнего источника см. п.п. 104—105 Постановления Большой палаты Европейского суда по делу «Лейла Шахин против Турции» (Leyla Şahin v. Turkey) по жалобе № 44774/98, ECHR 2005-XI c последующими ссылками).

32. С точки зрения Европейского суда, рассматриваемая привилегия — а именно освобождение от обязательной военной службы, равно как и освобождение от гражданской службы, предоставляемые религиозным обществам для членов их духовенства — свидетельствует о значимости, которой законодательство наделяет конкретную функцию, исполняемую такими представителями религиозных групп в этих группах в их коллективном аспекте. Учитывая, что религиозные общины традиционно существуют в виде организованных структур, Европейский суд неоднократно отмечал, что независимое существование религиозных сообществ — неотъемлемое условие плюрализма в демократическом обществе и поэтому оно является ключевым объектом защиты, гарантированной статьей 9 Конвенции (см. п. 62 Постановления Большой палаты Европейского суда по делу «Хасан и Чауш [против Болгарии]» (Hasan and Chaush [v. Bulgaria]) по жалобе № 30985/96, ECHR 2000-XI).

33. Поскольку рассматриваемая привилегия имеет целью обеспечить нормальное функционирование религиозных групп в их коллективном аспекте и таким образом содействует достижению целей, на которые распространяются гарантии защиты, предусмотренные статьей 9 Конвенции, освобождение от военной службы*, предоставленное отдельным представителям религиозных обществ, подпадает под действие данного положения Конвенции. Следовательно, статья 14 Конвенции, взятая в совокупности со статьей 9 Конвенции, применима в данном деле.

34. Как определено прецедентным правом Европейского суда, различие в подходе является дискриминационным для целей статьи 14 Конвенции, если для него «нет объективного и разумного обоснования», т.е. если такой подход не преследует «легитимных целей» или отсутствует «разумная соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью». Договаривающиеся Стороны пользуются ограниченным правом принятия решения при установлении того, оправданны ли, и в какой мере, различия в подходе к лицам, во всех других отношениях находящимся в одинаковых обстоятельствах (среди прочих источников, см. п. 39 Постановления Европейского суда по делу «Уиллис против Соединенного Королевства» (Willis v. United Kingdom) по жалобе № 36042/97, ECHR 2002-IV).

35. Что касается настоящего дела, Европейский суд прежде всего отмечает, что освобождение от гражданской службы в соответствии с п. 1 ст. 13а Закона о гражданской службе касается исключительно членов официально признанных религиозных обществ, когда указанные члены исполняют определенные виды служения или заняты религиозным обучением. Заявитель, являющийся членом организации Свидетелей Иеговы, утверждал, что он исполнял аналогичное служение. Однако Свидетели Иеговы на тот момент времени не были зарегистрированы в качестве религиозной общины и не являлись религиозным обществом, ввиду чего не существовало возможности получить освобождение в соответствии с вышеуказанным Законом.

36. Правительство утверждало, что заявитель не подвергался дискриминации, поскольку условие о том, что лицо, обращающееся с заявлением об освобождении от гражданской службы, должно принадлежать к религиозному обществу, было совсем не единственным и в отношении заявителя в любом случае не удовлетворялись бы другие условия, т.к. он не получил богословского университетского образования или образования, схожего с университетским. Европейский суд считает данный довод неубедительным. Принимая во внимание то, что свое решение от 10 ноября 1998 года Административный суд вполне определенно основывал на том, что заявитель не принадлежал к религиозному обществу, то нет необходимости рассуждать о том, каким бы был результат, если бы в основание решения были положены иные факты.

37. Европейскому суду следует установить, имело ли различие в подходе к заявителю, который не принадлежит к религиозной группе, имеющей статус религиозного общества по смыслу Закона об официальном признании религиозных обществ 1874 года, по сравнению с лицами, принадлежащими к такой религиозной группе, «объективное и разумное обоснование».

38. Разрешая этот вопрос, Европейский суд ссылается на дело «Религиозная община Свидетелей Иеговы и другие против Австрии» ((Religionsgemeinschaft der Zeugen Jehovas and Others v. Austria) от 31 июля 2008 года по жалобе № 40825/98), в котором первый заявитель, [Религиозная община] Свидетелей Иеговы в Австрии, приобрел в соответствии с частным правом статус зарегистрированной религиозной общины, но желал быть зарегистрированным в качестве религиозного общества в согласии с Законом об официальном признании религиозных обществ 1874 года, т.е. приобрести статус юридического лица публичного права. Европейский суд отметил, что в соответствии с законодательством Австрии религиозные общества пользуются преимущественными правами во многих областях, в т.ч. пользуются, inter alia*, освобождением от военной и гражданской службы. Учитывая число таких привилегий и их характер, преимущество, предоставленное религиозным обществам, являлось существенным. Ввиду наличия существенных привилегий, предоставляемых религиозным обществам, возложенное в соответствии со статьей 9 Конвенции на государственные органы обязательство придерживаться нейтральной позиции при осуществлении своих полномочий в этой сфере, таким образом, означает, что при установлении государством требований, предъявляемых к религиозным группам, для предоставления им статуса юридического лица, все религиозные группы, желающие получить такой статус, должны иметь равные возможности обратиться с заявлением о его получении, а установленные критерии должны применяться без какой-либо дискриминации (п. 92, ibid.*). Тем не менее Европейский суд установил, что в деле Свидетелей Иеговы один из критериев, предусмотренных для приобретения преимущественного статуса религиозного общества, применялся произвольно, и Европейский суд пришел к выводу о том, что различие в подходе не имело «объективного и разумного обоснования». Ввиду этого было установлено, что имело место нарушение статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 9 Конвенции (п. 99, ibid.).

39. Подобным образом в настоящем деле основанием для отказа в предоставлении освобождения от военной и альтернативной гражданской службы послужило то, что заявитель не являлся членом религиозного общества по смыслу Закона об официальном признании религиозных обществ 1874 года. С учетом вышеуказанных выводов, сделанных при рассмотрении дела «Религиозная община Свидетелей Иеговы и другие…» (Religionsgemeinschaft der Zeugen Jehovas and Others [v. Austria]), Европейский суд полагает, что в настоящем деле тот же самый критерий — является ли лицо, обращающееся с заявлением об освобождении от альтернативной гражданской службы, членом религиозной группы, имеющей статус религиозного общества, или нет — нельзя толковать иначе, и его применение неизбежно ведет к дискриминации, которая запрещена Конвенцией.

40. В заключение п. 1 ст. 13а Закона о гражданской службе, предусматривающий освобождение от обязательной гражданской службы исключительно для членов официально признанных религиозных обществ, носит дискриминационный характер, и заявитель подвергся дискриминации по признаку своей религии вследствие применения данного положения Закона. Следовательно, имело место нарушение статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 9 Конвенции.
  

II.  О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ НАРУШЕНИИ СТАТЬИ 9 КОНВЕНЦИИ
41. Заявитель также сослался на статью 9 Конвенции, утверждая, что он не был освобожден от военной* службы, в то время как лица, исполняющие аналогичные функции в религиозных сообществах, официально признанных в качестве религиозных обществ, получили такое освобождение.

42. Исходя из обстоятельств данного дела Европейский суд считает, что, принимая во внимание выводы, сделанные при рассмотрении предполагаемого нарушения по статье 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 9 Конвенции, не возникает отдельных вопросов по статье 9 Конвенции, взятой отдельно.
III.  О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ НАРУШЕНИИ СТАТЬИ 14 КОНВЕНЦИИ, ВЗЯТОЙ В СОВОКУПНОСТИ СО СТАТЬЕЙ 4 КОНВЕНЦИИ
43. Заявитель утверждал, что неосвобождение его от военной* службы — при том что он исполнял в организации Свидетелей Иеговы функции, аналогичные функциям тех членов официально признанных религиозных обществ, которые освобождались от военной* службы — представляло собой дискриминацию по признаку его религии, что запрещено статьей 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 4 Конвенции.

Пункты 2 и 3 статьи 4 Конвенции предусматривают следующее:
«2. Никто не должен привлекаться к принудительному или обязательному труду.
3. Для целей настоящей статьи термин "принудительный или обязательный труд" не включает в себя:
a) всякую работу, которую обычно должно выполнять лицо, находящееся в заключении согласно положениям статьи 5 настоящей Конвенции или условно освобожденное от такого заключения;
b) всякую службу военного характера, а в тех странах, в которых правомерным признается отказ от военной службы на основании убеждений, службу, назначенную вместо обязательной военной службы;
c) всякую службу, обязательную в случае чрезвычайного положения или бедствия, угрожающего жизни или благополучию населения;
d) всякую работу или службу, являющуюся частью обычных гражданских обязанностей».

44. Европейский суд считает, что ввиду выводов, сделанных им при рассмотрении вопроса о нарушении статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 9 Конвенции, нет необходимости исследовать данный вопрос также в свете статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 4 Конвенции; тем более что ключевой вопрос — может ли различие в подходе основываться на критерии «членство в религиозном обществе» — уже был достаточно исследован выше.
IV.  О ПРИМЕНЕНИИ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
45. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A.  Моральный вред

46. Заявитель требовал выплатить 4000 евро в качестве компенсации морального вреда, выразившегося в страданиях, которые были ему причинены в связи с необходимостью покинуть занимаемое место и прекратить служение в качестве члена религиозного ордена, а также в связи с ограничением на один год его назначения в качестве «служебного помощника». Кроме того, в период рассмотрения Конституционным судом его жалобы, в которой он просил приостановить действие приказа, обязывавшего его приступить к исполнению гражданской службы, в отношении него было возбуждено уголовное дело.

47. Правительство утверждало, что вывод о наличии нарушения [конвенционных прав] будет достаточной справедливой компенсацией. В любом случае, требуемая сумма [по мнению Правительства] была завышена.

48. Европейский суд полагает, что заявителю был нанесен моральный вред, который не может быть компенсирован лишь выводом о наличии нарушения [конвенционных прав]. Европейский суд считает, что указанная заявителем сумма представляется разумной, и удовлетворяет данное требование в полном объеме, а именно в размере 4000 евро; эта сумма должна быть увеличена на величину любого налога, который может быть на нее начислен.

Б.  Судебные издержки и расходы

49. Заявитель требовал сумму в размере 5962,30 евро без учета налога на добавленную стоимость (НДС) в качестве возмещения издержек, понесенных при разбирательстве дела на внутригосударственном уровне, и 4475,99 евро без учета НДС в качестве возмещения судебных издержек, связанных с разбирательством в Европейском суде.

50. Правительство указало на то, что жалоба была признана приемлемой лишь частично.

51. Европейский суд напоминает, что в соответствии со своим прецедентным правом он должен рассмотреть вопрос о том, действительно ли данные судебные издержки и расходы имели место и были ли они необходимы для недопущения нарушения Конвенции или для восстановления конвенционных прав, нарушение которых было установлено, и являются ли они разумными по размеру. Европейский суд полагает, что данные условия выполняются в отношении судебных издержек, понесенных при разбирательстве дела на внутригосударственном уровне. Ввиду этого Европейский суд назначает компенсацию этой категории издержек в полном объеме, а именно размере 5962,30 евро; эта сумма должна быть увеличена на величину любого налога, который может быть на нее начислен и должен быть уплачен заявителем.

52. Что касается разбирательства в Европейском суде, заявитель, интересы которого представлял его адвокат, не пользовался преимуществом бесплатной правовой помощи. Тем не менее Европейский суд согласен с мнением Правительства о том, что требуемая сумма завышена. Европейский суд, в частности, отмечает, что жалоба была удовлетворена лишь частично. Произведя расчеты на общей основе, Европейский суд назначает компенсацию этой категории издержек в размере 2500 евро; эта сумма должна быть увеличена на величину любого налога, который может быть на нее начислен и должен быть уплачен заявителем.

53. Таким образом, Европейский суд назначает общую сумму компенсацию судебных издержек и расходов в размере 8462,30 евро.

В.  Проценты за просрочку платежей

54. Европейский суд считает целесообразным установить процентную ставку за просрочку платежей в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. постановил, что имело место нарушение статьи 14, взятой в совокупности со статьей 9 Конвенции;

2. постановил, что не возникает отдельных вопросов по статье 9 Конвенции, взятой отдельно;

3. постановил, что нет необходимости исследовать требование жалобы по статье 14 Конвенции, взятой в совокупности с пунктами 2 и 3 статьи 4 Конвенции;

4. постановил, что:

a)      Государство-ответчик обязано выплатить заявителю в трехмесячный срок со дня вступления настоящего постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы:

¾       4 000 евро (четыре тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, эта сумма должна быть увеличена на величину любого налога, который может быть на нее начислен и должен быть уплачен заявителем,

¾       8462,30  евро (восемь тысяч четыреста шестьдесят два евро и тридцать центов) в качестве компенсации судебных издержек и расходов, эта сумма должна быть увеличена на величину любого налога, который может быть на нее начислен и должен быть уплачен заявителем;

б)  со дня истечения вышеуказанных трех месяцев и до полного расчета на указанные суммы должны выплачиваться простые проценты по ставке, установленной в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка за соответствующий период плюс три процента;

6.  отклонил единогласно требования заявителя о справедливой компенсации в остальной части.




Совершено на английском языке и официально передано в письменной форме 12 марта 2009 года в соответствии с п.п. 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского суда.

     Серен НИЛЬСЕН                                                      Христос РОЗАКИС
            Секретарь                                                                  Председатель


Перевод с английского языка на русский
выполнен профессиональным переводчиком
Давиденко Дарьей Вячеславовной

 

_________________________________________________________________








*Примечание переводчика: Исходя из обстоятельств дела, в данном пункте речь, скорее всего, идет не о военной, а о гражданской службе. Вероятно, это ошибка в оригинале документа.
*Примечание переводчика: Исходя из обстоятельств дела, в данном пункте речь, скорее всего, идет не о военной, а о гражданской службе. Вероятно, это ошибка в оригинале документа.

*Примечание переводчика: inter alia (лат.) — среди прочего.
*Примечание переводчика: Исходя из обстоятельств дела, в данном пункте речь, скорее всего, идет не о военной, а о гражданской службе. Вероятно, это ошибка в оригинале документа.
*Примечание переводчика: inter alia (лат.) — среди прочего.
*Примечание переводчика: ibid. (лат.) — там же, в том же месте.
*Примечание переводчика: Исходя из обстоятельств дела, в данном пункте речь, скорее всего, идет не о военной, а о гражданской службе. Вероятно, это ошибка в оригинале документа.
*Примечание переводчика: Исходя из обстоятельств дела, в данном пункте речь, скорее всего, идет не о военной, а о гражданской службе. Вероятно, это ошибка в оригинале документа.
*Примечание переводчика: Исходя из обстоятельств дела, в данном пункте речь, скорее всего, идет не о военной, а о гражданской службе. Вероятно, это ошибка в оригинале документа.

Комментариев нет:

Отправить комментарий