воскресенье, 10 апреля 2011 г.

Что такое «контроль сознания», «промывание мозгов» (brainwashing), «манипулирование сознанием», «программирование и депрограммирование сознания».


Дело о закрытии московского отделения «Свидетелей Иеговы»

Новый виток религиозных преследований: суды следуют генеральной линии, а не научным свидетельствам, которые даже не заслушивают

Из решения суда

Головинского районного суда Северного АО г. Москвы

от 26 марта 2004 года

... По заключению филолого-психолингвистической экспертизы организация («Религиозная община «Свидетели Иеговы» в г. Москве») использует в своей деятельности психологические методы контроля над сознанием, сущность которых заключается в задании определенных норм поведения, мышления, эмоционального отношения и поучения информации. В судебном заседании эксперт Алексеев К.И. подтвердил сделанные выводы и разъяснил отражение этого метода в текстах литературы, включая обязательные рекомендации и установки организации Свидетелей Иеговы.

Подробный анализ применения этого метода в организации изложня суду психолог Куликов Л.В.(т. 22 л.д,160-194).

Что такое «контроль сознания?» - Российский суд легализует вненаучное понятие


Разъяснения специалиста


по теории «контроля сознания», использованной в заключении комплексной филолого-психолингвистической экспертизы

по гражданскому делу № 2-743/03 от 22 января 2004 г.

г. Москва 19 марта 2004 г.

Настоящие разъяснения даны по запросу адвоката Леонтьева А.Е. в порядке ст. 6 ФЗ «Об 

адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»

на основании представленных им:
  • копии заключения комплексной филолого-психолингвистической экспертизы по гражданскому делу № 2-743/03, проведенной сотрудниками Института русского языка им. В.В.Виноградова РАН Барановым А.Н. и Грунченко О.М. и сотрудником Института психологии РАН Алексеевым К.И.;
  • книги Стивена Хассена «Освобождение от психологического насилия. Деструктивные культы, контроль сознания, методы помощи» - СПб. - М., 2003;
  • книги Л.В.Куликова «Психогигиена личности» - Питер, 2004,
для ответа на вопросы:
  1. что такое «контроль сознания», и каковы возможности его влияния на поведение человека?
  2. является ли модель BITE, примененная экспертами во время исследования текстов религиозной организации «Свидетели Иеговы», научно обоснованной и адекватно ли ее использование поставленной перед экспертами задаче?
  3. является ли теория «культовой зависимости», изложенная в соответствующей главе монографии Л.В.Куликова «Психогигиена личности» научно обоснованной и адекватно ли ее применение к религиозной организации «Свидетели Иеговы»?

1. Что такое «контроль сознания», и каковы возможности его влияния на поведение человека?


Понятие «контроль сознания», также как синонимичные ему «промывание мозгов» (brainwashing), «манипулирование сознанием», «программирование и депрограммирование сознания» и т.п. – не приняты в научном обороте и отсутствуют в академических научных словарях и руководствах[1], хотя с 50-х годов ХХ века широко распространены в прессе, в популярной и околонаучной литературе. «Контроль сознания» - частая тема романов-антиутопий и сами термины «контроль сознания», «программирование сознания», «зомбирование» заимствованы из фантастической литературы.

В научной литературе используются понятия социального контроля (раздел социологии) и контроля поведения (раздел социальной психологии).

В современной социологии говорят о «социальном контроле» на макроуровне, который осуществляется культурой, религией, идеологией, этикой, правом, устройством самого общества, и на микроуровне, где он осуществляется исполнением разнообразных конкретных социальных ролей, т.е. это результирующая очень многих вероятностно организованных динамичных факторов. «Социальный контроль – практика всех видов социальных групп по предписанию и поощрению конформности и применению санкций к поведению, нарушающему принятые нормы». (Дэвид Джерри, Джулия Джерри. Большой толковый социологический словарь, т. 2 – М., 1999).

В современной социальной психологии выделены следующие основные формы контроля поведения:

- феномены аффилиации, т.е. притяжения к группе;

- феномены групповой сплоченности;

- феномены конформного поведения, т.е. следования за группой, за лидером;

- феномены подражания и внушения;

- феномены влияния.

В реальной жизни постоянно присутствуют все эти факторы, и все они оказывают влияние на поведение любого человека.
Под «контролем сознания» понимают:
  1. суеверное верование в возможность управлять сознанием человека, что научно не доказано и принципиально неосуществимо; полный контроль невозможен даже в отношении собственного сознания;
  2. сферу практических усилий в области технологий влияния в идеологической, политической и коммерческой борьбе (пропаганда, «психологическая война», пиар-кампании при выборах, реклама и т.д.), которые используются как товар;
  3. сферу исследований, которая в научном обороте обозначается значительно более скромным термином – «влияние»;
  4. психопатологический феномен при тяжелой форме шизофрении (чувство превращения в марионетку, мыслями и поведением которой кто-то управляет, либо в манипулятора людьми и даже стихиями).
Все попытки контролировать мысли, мечты, воображение, фантазию, сознание с древних времен оказались тщетными, но активно продолжаются.

Особенно активно спекулируют этим специалисты военных ведомств, эксплуатируя давно разоблаченные гипотезы о «25 кадре», «психотронном оружии», «торсионных полях», «компьютерных психотехнологиях», «промывании мозгов» и т.п., игнорируя тем самым мнение Академии наук России[2].

Настоящие разъяснения касаются, прежде всего, вопроса о возможности использования «контроля сознания» религиозными организациями.

Специалисты по «контролю сознания» представляют дело таким образом, что личность человека – мягкий воск для особых технологий, специально разработанных «деструктивными» организациями. При этом симпатия, забота, готовность помочь и реальная помощь трактуются как хитроумный прием заманивания в ловушку. Правильные слова и действия только скрывают совсем другой замысел – поработить заманенных таким образом и эксплуатировать их. Проводимое С.Хассеном различие между «промыванием мозгов», где «агенты влияния» - враги, и «контролем сознания», где «агенты влияния» - друзья, несущественно, т.к. друзья также представлены сознательными обманщиками. Между тем, в роли «вербовщиков» выступают в основном новообращенные, т.е., искренне верующие, и их искренний порыв рассматривается как технический прием – «бомбардировка любовью».

Понятие «контроль сознания» само давно превратилось в предмет спекуляций и влияния. Оно содержит допущения, не выдерживающие научной критики.

Опираясь на возможность в определенных пределах интенсивности и продолжительности влиять на некоторые содержания мыслей, чувств, влечений и поведения людей, сторонники теории «контроля сознания» делают произвольное допущение о возможности полного и фатального контроля, т.е., превращения людей в управляемых роботов. Эмпирическим основанием для этого служит поведение человека в толпе и фанатика, однако это касается лишь случаев гротескного заострения доминирования в сознании одной общей установки, либо одной общей идеологии. Далеко не все люди делаются фанатиками и не все вовлекаются в толпу. Хорошо известно, что даже индуцированный бред исчезает через несколько дней после разлучения с индуктором. Философской основой предположения о возможности контроля сознания являются концепции, отрицающие свободу, исповедующие полную жесткую детерминированность сознания и поведения человека внешними факторами, посредством которых людьми можно управлять как марионетками. Это, например, доктрины Джона Локка, Карла Маркса, а в психологии – бихевиористское направление.

Понятие «контроля» («управления», «манипуляции» - вместо «регуляции», «влияния») выражает перевес внешних средовых факторов над внутренними и резко преувеличивает и заостряет сознательную целенаправленность внешнего влияния, т.е. фактически «управления», «программирования», когда человеческое мышление понимается по аналогии с компьютером.
Современные объяснения и рецепты манипуляции сознанием и поведением, как правило, грешат тотальной психологизацией, т.е. сводят многомерную реальность к одному социально-психологическому измерению, игнорируя множество других (социологическое, экономическое, политическое, религиозное, аксиологическое, культурологическое и, наконец, просто случайное).

Поучителен исторический опыт.

Концепция «промывания мозгов» была создана журналистом Э.Хантером в 1951г. для объяснения добровольного обращения в коммунизм военнопленных американских летчиков в корейскую войну и перевоспитания в китайских лагерях., и вскоре была разоблачена независимыми исследователями, убедительно показавшими, что кажущаяся эффективность воздействия в этом случае была связана с грубым физическим насилием и идеологической обработкой с угрозой смерти за неповиновение, которые приводили к вынужденному притворству[3]. Тем не менее, исследования в этой области продолжались, и в 1970 годы американский психиатр Маргарет Зингер и социальный психолог Ричард Офши приложили концепцию реформирования сознания к религиозным организациям. По их мнению, хотя религиозные организации не оказывают прямого физического давления на своих членов, но, накладывая определенные ограничения на поведение человека, постепенно реформируют его сознание независимо от его воли и незаметно для него самого. Концепция «промывания мозгов» стала использоваться для обоснования механизма вовлечения людей в новые религиозные организации, а затем – как основа для деятельности «депрограмматоров» - «специалистов», занимающихся возвращением людей из так называемых «деструктивных культов». При этом последние обвинялись в «манипулировании сознанием», «контроле сознания», «программировании» и т.п. Интересно, что те, кто пытался вернуть людей из религиозных организаций, пользовались теми же методами, в которых обвиняли культы.

В 1970-1980 гг. концепция реформирования сознания широко обсуждалась в американской психологической и социологической литературе, предпринимались попытки использовать ее в судах для оправдания «депрограммирования» членов новых религиозных организаций. Поскольку эта концепция вызывала многочисленные споры среди профессионалов, в середине 1980-х годов Американская психологическая ассоциация приняла решение заслушать доклад д-ра М.Зингер и ее сторонников о скрытых и косвенных методах внушения и контроля сознания. Когда в октябре 1988 г. д-р Зингер представила отчет своей рабочей группы, он был расценен Американской психологической ассоциацией как научно необоснованный. Год спустя, в 1989 г. Американская социологическая ассоциация, а также Общество научных исследований в области религии, рассмотрев теорию Зингер-Офши относительно контроля сознания, также оценили ее как научно необоснованную. В 1990 г. Верховный Суд США запретил Маргарет Зингер выступать в судах в качестве эксперта по делам, связанным с религиозными организациями, поскольку теория контроля сознания не является признанной соответствующими научными сообществами. В 1990 г. Суд Штата Калифорния записал в своем определении, что суды должны принимать в качестве доказательств по делу только такие заключения, которые основаны на научно обоснованных и признанных научным сообществом данных.[4]

Окружной Суд США Северного округа штата Калифорния на основании многочисленных материалов о позиции профессиональных научных организаций – Американской ассоциации психологов и Американской ассоциации социологов пришел к выводу о том, что теории реформирования сознания, психологического давления, оказываемого служителями культов, выдвигаемые Зингер и Офши не являются общепризнанными, они недостаточно обоснованы и оспариваются научным сообществом как с позиции научной ценности, так и методологической точности. На основании этого Суд исключил экспертное заключение Ричарда Офши и Маргарет Зингер в части теории реформирования сознания.[5]

Таким образом, ряд судебных разбирательств в отношении религиозных организаций, прошедших в США в 1970-1980-е годы, закончился признанием профессиональными сообществами научной несостоятельности теории «контроля сознания».

Приведу основные оценки этой теории, дающие ясное представление об отношении к ней научного сообщества.

«Нет необходимости изучать в подробностях методы убеждения и/или обращения, используемые многими группами, которые называют «сектами», чтобы убедиться, что «манипулирование сознанием» - это миф. Теорию о бездумных роботах, которые исполняют желания других, полагая, что действуют по своей воле, можно использовать для сценария захватывающих фильмов, однако она не согласуется с человеческой психологией. Люди, которые ведут себя так, как принято в группе, на самом деле просто сделали свой выбор. Даже, когда речь идет о лишении свободы, человек, который подчиняется, демонстрирует контроль над поведением, но не контроль над рассудком»[6].

«Защищать человека от «промывания мозгов» - это значит отказывать ему в праве на новые убеждения. Недопустимо наклеивать ярлык «промывание мозгов» на обращение в веру».[7]

Исследования одного из самых известных специалистов по новым религиозным движениям Айлин Баркер в Великобритании показали постоянную 30% динамику членства в религиозных организациях (лиц, покидающих группу), что также опровергает теорию «контроля сознания».
Айлин Баркер в своей книге «Новые религиозные движения» (СПб, 1997) описывает исследование людей, покинувших новые религиозные организации, проведенное Джеймсом Льюисом. Оказалось, что отношение людей к своим бывшим религиозным движениям напрямую зависело от их контактов с «депрограмматорами»: те, кто был насильно «депрограммирован», оценивали религиозные организации крайне негативно (полагали, что их вовлекли обманом, подвергли промыванию мозгов, руководители были неискренни и т.п.) в отличие от тех, кто покинул их добровольно и ни с какими депрограмматорами не встречался.
Отечественный опыт борьбы с новыми религиозными организациями показал, что 9 лет (с 1995 г.) целенаправленных поисков убедительных доказательств и конкретных примеров вреда психическому здоровью со стороны этих организаций ничего не дали. Вместо этого была собрана целая коллекция фальсификаций. Не было проведено ни одного сравнительного исследования. Напротив, имели место многочисленные примеры явного избегания сравнительного анализа с общей популяцией, тем более с монахами православных монастырей. В середине 1990-х гг. обе профессиональные психиатрические организации – Российское общество психиатров и Независимая психиатрическая ассоциация России – пришли к заключению, что доводы о причинении религиозными организациями вреда психическому здоровью являются научно необоснованными.[8]

Таким образом, понятие «контроля сознания» - это чисто концептуальное (в своей основе механистическое) представление о наборе специальных техник управления мыслями, чувствами и поведением людей, не имеющее подтверждения в реальной жизни. Методы «контроля сознания» сводятся к обычным, естественным приемам воздействия, используемым в различных организациях, пропаганде, рекламе и т.п. Один из ведущих исследователей этой проблематики Филипп Зимбардо подчеркивал, что никаких специальных техник манипулирования не существует, действует более интенсивное и более длительное систематическое использование огромного числа обычных техник социального воздействия на человека. Поэтому социальное влияние вездесуще. На этом языке легко можно описать любое повседневное поведение, любое событие. Частая персонификация, даже демонология социального влияния в общественном сознании резко усиливается в периоды общественных кризисов.

Из того, что эксперты обнаружили в текстах Свидетелей Иеговы предписания относительно норм оценки, поведения и эмоционального отношения, следует лишь то, что организация «Свидетели Иеговы» стремится к контролю поведения своих членов. Это характерно для многих организаций и не является специфической чертой именно религиозных сообществ. Все религии стремятся контролировать поведение своих членов.

Таким образом, эксперты обнаружили в текстах Свидетелей Иеговы элементы социального контроля или контроля поведения, что совершенно естественно для любой социальной группы. Предварительный анализ степени социального контроля у Свидетелей Иеговы, позволяет предположить, что в этой религиозной организации он носит гораздо более мягкий характер, чем во многих других как религиозных, так и нерелигиозных организациях. Что касается контроля сознания, то вывод о том, что в текстах Свидетелей Иеговы использованы средства «контроля сознания» является научно необоснованным, а с практической точки зрения – совершенно бессмысленным. В таком понимании «контроля сознания», как его используют авторы заключения, методы «контроля сознания», а точнее воздействия на читателя, мы обнаружим в любой литературе, адресованной конкретному читателю. Это нашло свое отражение и в выводах экспертов, которые отмечают, что используемые религиозной организацией «Свидетели Иеговы» приемы речевого воздействия характерны для пропагандистской литературы и рекламной продукции.

2. Является ли BITE- модель, примененная экспертами во время исследования текстов религиозной организации «Свидетели Иеговы», научно обоснованной и адекватно ли ее использование поставленной перед экспертами задаче?

Модель BITЕ предложена в книге Стивена Хассена «Освобождение от психологического насилия. Деструктивные культы. Контроль сознания. Методы помощи», которая опубликована на русском языке в 2001 и 2003 годах. В помещаемых отзывах на нее говорится, что это «лучший анализ контроля сознания» и «таинственных процессов, используемых для подавления независимого мышления» тех, кто «попал в когти преступников, занимающихся контролем сознания». Книга написана как руководство по депрограммированию депрограмматором с 25-летним стажем, который был сам депрограммирован по просьбе его родителей после двух летней активной деятельности в Церкви Объединения Муна..

Характерно, что книга изобилует такими непринятыми в научной среде терминами как «деструктивные культы», «контроль сознания», «промывание мозгов», «зомбирование», «вербовка» и т.п. Характер аргументации и общая стилистика текста также очень далеки от научных. Отсутствует какой-либо даже самый элементарный научный аппарат.

Согласно научной методологии, применяемые в экспериментальных науках методы исследования должны отвечать следующим требованиям: а) статистически устанавливаемой достоверности; б) надежности, т.е. устойчивости и воспроизводимости результатов и, особенно, в) валидности, т.е. обоснованности метода, его адекватности задаче исследования. Вместе с тем, для того, чтобы заключение эксперта могло быть использовано в судопроизводстве, оно должно быть сделано на базе общепринятых научных данных.[9]

В данном случае, поскольку предлагается новая модель, необходимо было показать, что она оценивает именно методы «контроля сознания», а не что-либо еще. Для этого нужно было, прежде всего, дать четкое определение «контроля сознания» и воспользоваться существующими методами их оценки. После этого следовало показать, что результаты, полученные на основе новой модели, сопоставимы с оценкой другими способами. Такой научной апробации модель не проходила. Вместо этого, автор без всякого основания ссылается на общепризнанные авторитеты (например, Курта Левина, Леона Фестингера, Филиппа Зимбардо и т.д.), с теориями которых он, судя по тексту, знаком весьма поверхностно, и без какого-либо научного обоснования и апробирования излагает собственную модель.

Вот как Хассен описывает создание модели: «В теории Фестингера имеются три компонента: контроль поведения, контроль мыслей и контроль эмоций. ... Благодаря своему опыту работы с бывшими членами культов я выделил четвертый, не менее важный компонент – контроль информации, который существенно ограничивает способность человека к независимому мышлению. Эти четыре фактора, которые можно для простоты обозначить как BITE (Behavior – поведение, Information – информация, Thoughts – мысли, мышление и Emotions – эмоции), будут служить основой нашего понимания контроля сознания». Этой банальности придается наукоподобие посредством одной только дробной рубрификации и впечатляющей аббревиатуры наименования метода - "BITE-модель».

Никаких правил пользования моделью также не описано. Сказано лишь, что «наличие каждого пункта [по-видимому, в каждом из четырех разделов или компонентов] необязательно». Так, например, в разделе «Контроль поведения» указано 7 пунктов, однако ничего не сказано о том, сколько из них должно присутствовать в деятельности организации, для того, чтобы можно было говорить о наличии контроля сознании. В результате, эксперты, обнаружив 2 из 7 указанных пунктов, да и то не в полном объеме, говорят о наличии контроля над сознанием. В разделе «Информация» использовано 3 из имеющихся 7 пунктов, при этом некоторые их них весьма существенно изменены. Так, например, вместо «доступ к некультовым источникам информации сведен к минимуму или запрещен» использовано выражение «избирательный доступ к альтернативным источникам информации», что, конечно, существенно отличается в сторону уменьшения контроля. Однако авторами заключения это отличие никак не интерпретируется. В разделе «Контроль мышления» использовано только 4 из имеющихся в модели 8 пунктов, а в разделе «Эмоциональный контроль» - всего один – «эксплуатация чувства страха и позитивно окрашенных чувств», притом, что в модели Хассена никакие «позитивно окрашенные чувства» не упоминаются.

Итак, очевидно, что примененная в экспертном заключении BITE-модель С. Хассена является доморощенной, не имеющей отношения к научной психологии. Ее использование авторами заключения для оценки текстов религиозной организации «Свидетели Иеговы» и ответа на поставленные перед ними вопросы является неадекватным и может рассматриваться как профанация науки, стирание границ между наукой и самодеятельными фантазиями практиков «депрограммирования». Выводы, сделанные на основе применения BITE-модели С. Хассена, являются необоснованными и не могут использоваться в качестве доказательства.

Поскольку эксперты использовали для оценки наличия методов «контроля сознания» метод, не прошедший апробацию, они должны были проверить свои выводы на членах организации «Свидетели Иеговы», оценив, как именно предполагаемые ими методы «контроля сознания» повлияли на последовательных сторонников этого религиозного движения. Однако, как сказано в заключении, это не входило в задачи исследования. С другой стороны, имеющиеся в судебном деле материалы экспертизы профессора Кагана В.Е., которые как раз отвечают на эти вопросы (в частности, об изменении личностных установок в отношении таких социально значимых категорий, как закон, государство и народ, интерес к жизни, терпимость к другим взглядам и верованиям, принятие ответственности и т.п.), не были проанализированы. Между тем, результаты, полученные Каганом В.Е., говорят о положительной динамике отношения к исследованным социальным нормам и ценностям. Причем это исследование было проведено на репрезентативной выборке с использованием высокоинформативного метода семантического дифференциала.

Методологическая ошибка сторонников теории контроля над сознанием состоит в том, что они выносят свои суждения исключительно на основе наблюдения за бывшими «депрограммированными» членами. «Когда беспристрастные исследователи изучили новые религиозные движения, они не обнаружили ни одного доказательства «манипулирования сознанием» или какого-либо вредного воздействия на здоровье и психику, о чем постоянно утверждается в антикультовой литературе»[10].

3. Является ли теория «культовой зависимости», изложенная в соответствующей главе монографии Л.В. Куликова «Психогигиена личности», научно обоснованной и обоснованно ли ее применение к религиозной организации «Свидетели Иеговы»?

Теория «культовой зависимости» изложена в одноименной главе «Культовая зависимость» в монографии Л.В.Куликова «Психогигиена личности» (Питер, 2004, стр. 405-433).

Эта работа фактически представляет собой реферат антикультистской литературы. Собственные исследования автора по этой теме отсутствуют и, судя по тексту, автор абсолютно не осведомлен о многочисленных исследованиях, в которых получены результаты, опровергающие теорию «культовой зависимости». Без какой-либо критической оценки излагаются рекомендации конфессионально ангажированного лица - Александра Дворкина (РПЦ) о том, как «обезопасить себя от порабощения», глава пестрит такими ненаучными терминами как «вербовка», «вербовщики», «ловцы душ», «манипулирование сознанием», «культовое сознание», «культовое рабство» и т.п.

Автор демонстрирует весьма поверхностную информированность об особенностях деятельности религиозных организаций, однако смело берется судить о том, что является религией, а что «псевдорелигией», выходя таким образом за пределы своей компетенции и показывая тем самым свою исходную предвзятость. «Называясь религиозными, это организации («деструктивные культы», к которым автор относит и «Свидетелей Иеговы») по существу псевдорелигиозные». (стр. 406). «В нашей стране сейчас более распространенным и чаще используемым является название – тоталитарная секта» (стр. 405). Этот тезис, с которого автор начинает свою главу, показывает, что с научной литературой по обсуждаемой теме он не знаком, т.к. само использование термина «тоталитарные секты» является признаком ненаучности.

Вот что пишет об этом один из специалистов по религиоведению Е.Г.Балагушкин: «Термин «тоталитарные секты» имеет в основном оценочное значение, используется в качестве однозначно негативной метки для обозначения конфессиональных противников господствующих религиозных организаций, православных и протестантских. Поскольку «тоталитарными» по существу являются все разновидности религиозных институтов и все доктринальные, догматические вероучения, постольку выборочное, негативно-оценочное использование обозначения «тоталитарные секты» оказывается явно противоречивым и несостоятельным». «Серьезно мыслящие религиоведы, свободные от идеологической или конфессиональной нетерпимости, предпочитают сегодня пользоваться понятием «новые религиозные движения», которое давно в ходу у плюралистически настроенных ученых и теологов западных стран». (Е.Г.Балагушкин. Нетрадиционные религии в современной России. Морфологический анализ, ч. 2, стр. 15-16. – Москва: Российская академия наук. Институт философии, 2002).

Автор без какой-либо критической оценки принимает лежащее в основе теории «культовой зависимости» ложное утверждение, согласно которому пребывание в «деструктивных религиозных организациях» вызывает зависимое расстройство личности (F.60.7 по МКБ-10). Между тем, МКБ-10 относит к расстройствам личности патологические особенности, которые «появляются в детстве или подростковом возрасте и сохраняются в периоде зрелости» и, таким образом, не могут сформироваться под влиянием посещения взрослым человеком религиозной организации.

Кроме того, автор демонстрирует весьма примитивные, а порой просто неверные представления об особенностях психотерапевтической работы («Сообщать человеку, прошедшему тестирование, что у него есть личностные проблемы (не зная, есть ли у него желание, время, деньги для устранения проблем ....), значит наносить психическую травму обследуемому», стр. 413); типах личности («У фанатика одно из главных качеств – ненависть», стр. 417); возникновении зависимости («Внушение необходимости пройти цикл семинаров, .... формирует психологическую зависимость, является формой манипулирования сознанием», стр. 413) и других вопросов.

Теория «культовой зависимости» основана на ложных утверждениях, аналогична вышеописанной теории «контроля сознания» и не является научно обоснованной. Ее применение к религиозной организации «Свидетели Иеговы» также необоснованно.

Таким образом, обобщенно отвечая на поставленные вопросы, можно констатировать следующее:
  1. «Контроль сознания» - понятие, которое по принципиальным соображениям не употребляется в научном обороте, т.к. обозначает лишь декларируемую сферу приложения усилий, предмета которой не существует. Контролировать можно только поведение, но не сознание. Принципиальная недостижимость этого, по крайней мере в обозримом будущем, как раз и делает это понятие ненаучным, чисто рекламным. «Контроль сознания» в буквальном смысле этого слова означал бы превращение людей в роботов. Не существует и никаких специальных методов «контроля сознания»;
  2. «BITE - модель», т.е. контроль поведения, информации, мыслей и эмоций, преподносимая ее автором Стивеном Хассеном, как «контроль сознания», и примененная экспертами при исследовании тестов религиозной организации «Свидетелей Иеговы», не имеет научного обоснования, не проходила апробации, не валидизировалась, не является общепризнанной научным сообществом. Это значит, что ее использование нельзя признать адекватным поставленной перед экспертами задаче, а выводы, сделанные на основе ее применения, являются некорректными и необоснованными.
  3. Теория «культовой зависимости», изложенная Л.В. Куликовым, исходит из ложных утверждений, аналогична вышеописанной теории «контроля сознания» и не является научно обоснованной. Ее применение к религиозной организации «Свидетели Иеговы» также необоснованно.
Психолог Л.Н.Виноградова

Примечания
[1] Термин «промывание мозгов» упоминается только в Американской классификации психических расстройств (DSM), которая – в стремлении к полноте охвата – включила в кластер «диссоциативные расстройства» F.44, в качестве «резидуальной категории расстройств, дониминирующей особенностью которых является диссоциативный симптом, не отвечающий критериям какого-либо специфического диссоциативного расстройства», сборную группу разнородных состояний, лишенную элементарной ясности, многие из которых являются не психическими расстройствами, а пограничными реакциями здоровой психики – «диссоциативные расстройства, нигде более не классифицируемые (другое название отсутствует)» - F.44.9. Сюда относятся варианты неполной идентичности, дереализация без деперсонализации, состояния транса у медиума в спиритическом сеансе, при автоматическом письме, при «видении через волшебное стекло, к гипнозе, особые состояния у летчиков, медитация, синдром Ганзера (т.е., «умышленное продуцирование тяжелых психиатрических симптомов... особенно среди заключенных») и т.д.. И, наконец, «диссоциация в результате длительного интенсивного насильственного воздействия» (промывание мозгов, реформирование сознания или индоктринация в плену). Являются ли эти состояния истинно диссоциативными остается вопросом...». Для обсуждаемой темы важно знать, что тенденция от DSM-III к DSM-III-R и далее к DSM-IV в кластере F.44.93 состоит в изъятии упоминаний об индоктринации под действием «культов», «религиозных фанатиков», etc. (Г.Каплан, Б.Сэдок – «Клиническая психиатрия», т.1, 1994, 2002, 462; DSM-IV, APA, Washington, 1994, 490). Характерно также, что кластер F.44.9 обозначается шифром 300.15, который располагается между истерическими и симулятивными расстройствами (прим. редактора).

[2] В 1998 г. в связи с широким интересом на самом высоком уровне к теме психотронного оружия, специальная комиссия Российской академии наук под председательством акад. Э.П.Круглякова занималась исследованием этого вопроса, после чего РАН направила официальное письмо председателю Правительства РФ Евгению Примакову, в котором выразила озабоченность «разгулом лженауки и ее поддержкой со стороны властных структур», а также обосновала необходимость экспертизы как новых, так и уже финансируемых научных проектов («Новая газета», 1999, 2).

[3] (См., в частности, Shein E. Brainwashing and totalitarianization in modern society. In: World Politics, 1959, 2, 430-441)

[4] (см. Anthony Dick. Pseudoscience and minority religions: evaluation of brainwashing theories of Jean-Marie Abgrall // Social Justice Research, 1999, 4, 421-456).

[5] Судебное решение Окружного Суда США Северного округа штата Калифорния по делу «США против Стивена Фишмана» № CR-88-0616 DLJ

[6] (Coleman, Lee (April 1984)/ New religious and the Myth of Mind Control. American Orthopsychiatric Association, 54 (2))

[7] (Richardson J.T. (1991) Cult Brainwashing Causes and Freedom of Religion. J. of Church and Scale, v. 33).

[8] Решение Президиума Российского общества психиатров от 02.03.1995г.;
Обращение участников VIII съезда Независимой психиатрической ассоциации России (21-26 октября 1996 г., см. «Независимы психиатрический журнал», 1996, 4, 48-49)

[9] ст. 8 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»

[10] (Coleman, Lee (April 1984)/ New religious and the Myth of Mind Control. American Orthopsychiatric Association, 54 (2))

Комментариев нет:

Отправить комментарий