понедельник, 18 апреля 2011 г.

Часть 1. Европейский суд по правам человека. Дело «Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве против Российской Федерации»

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «РЕЛИГИОЗНАЯ ОБЩИНА СВИДЕТЕЛЕЙ ИЕГОВЫ В Г. МОСКВЕ
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

(Жалоба № 302/02)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА

Версия с исправлениями, внесенными 18 августа 2010 года
в соответствии с правилом 81 Регламента Европейского суда

СТРАСБУРГ

10 июня 2010 года

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ
22/11/2010

Настоящее постановление стало окончательным в соответствии с пунктом 2
статьи 44 Европейской конвенции. Постановление может подвергаться редакционной
правке.

По делу «Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве против
Российской Федерации»

Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой,
в составе:

Христоса Розакиса, Председателя,
Нины Вайич,
Анатолия Ковлера,
Ханлара Хаджиева,
Дин Шпильмана,
Сверре Эрика Йебенса,
Джорджа Николау, судей,
и при участии Серен Нильсена, секретаря Секции,
на закрытом совещании 20 мая 2010 года после обсуждения
вынес следующее постановление, принятое в вышеуказанную дату.

ПОРЯДОК СУДОПРОИЗВОДСТВА

1. Настоящее дело инициировано жалобой (302/02) против Российской Федерации, поданной 26 октября 2001 года в Европейский суд по правам человека Религиозной общиной Свидетелей Иеговы в г. Москве и указанными ниже четырьмя гражданами Российской Федерации (далее — «заявители») в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее –– «Европейская конвенция»).
2. Интересы заявителей представлял Р. Даньел, адвокат Коллегии адвокатов Англии и Уэльса, Г. Крылова и А. Леонтьев, адвокаты из России, занимающиеся адвокатской практикой соответственно в Москве и Санкт-Петербурге, а также Дж. Бернс, член Адвокатской палаты Канады. Правительство Российской Федерации (далее –– «Правительство») представлял П. Лаптев, бывший Уполномоченный Российской Федерации при Европейском        суде по правам человека.
3. Заявители утверждали, в частности, что имело место нарушение их права на свободу религии и объединений, права на разбирательство дела в разумный    срок, а также нарушение запрета дискриминации.
4. 5 июня 2003 года Европейский суд принял решение уведомить Правительство о данной жалобе. Стороны представили свои письменные замечания.
5. 6 января 2005 года Европейский суд направил сторонам дополнительные вопросы и принял решение о рассмотрении жалобы по существу одновременно с рассмотрением вопроса о ее приемлемости (п. 3 статьи 29 [Европейской конвенции]).
6. Выяснив мнение сторон, Европейский суд принял решение об отсутствии необходимости проводить слушание по данному делу.

ФАКТЫ ПО ДЕЛУ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

А. Заявители

7. Первый заявитель Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве (далее — «Община-заявитель»), созданная в 1992 году. Остальные заявители являются членами данной Общины. Все они проживают в Москве.
8. Второй заявитель, Чайковский Иван Степанович, 1955 года рождения, исповедует религию Свидетелей Иеговы с 1977 года и является старейшиной в Общине.
9. Третий заявитель, Денисов Игорь Васильевич, 1961 года рождения, является членом Общины-заявителя с 1993 года.
10. Четвертый заявитель, Левицкий Степан Васильевич, 1925 года рождения, в советские времена был дважды осужден (в 1957 и 1980 годах) за распространение литературы Свидетелей Иеговы и официально реабилитирован в 1992 году как жертва репрессий за религиозные убеждения.
11. Пятый заявитель, Марченко Олег Николаевич, 1965 года рождения, является Свидетелем Иеговы в третьем поколении. В 1951 году его бабушка и дедушка были сосланы в Сибирь в соответствии с указом о высылке Свидетелей Иеговы.

Б. Свидетели Иеговы в России

12. Свидетели Иеговы появились в России еще в 1891 году. Вскоре после революции в 1917 году их деятельность была запрещена, и в Советском Союзе они подвергались преследованию.
13. 27 марта 1991 года, после вступления в силу в 1990 году Закона СССР «О свободе совести и религиозных организациях», Министерство юстиции РСФСР зарегистрировало Устав «Управленческого центра религиозной организации Свидетелей Иеговы в СССР».
14. 11 декабря 1992 года Министерство юстиции РСФСР зарегистрировало Устав «Управленческого Центра региональной религиозной организации Свидетелей Иеговы».
15. 30 декабря 1993 года Управление юстиции г. Москвы зарегистрировало Положение Общины-заявителя, являвшейся московским отделением Свидетелей Иеговы, предоставив ей тем самым статус юридического лица. В соответствии с Положением Общины-заявителя, ее целью являлось «совместное исповедание и распространение веры, и проведение религиозной деятельности возвещения имени Иеговы Бога».

В. Проверки деятельности Свидетелей Иеговы по заявлению о
возбуждении уголовного дела и в рамках возбужденного уголовного дела

16. В 1995 году Комитетом по спасению молодежи от тоталитарных сект (далее — «Комитет по спасению молодежи»), негосударственной организацией, сотрудничающей с Русской Православной Церковью, было направлено письмо в Савеловскую межрайонную прокуратуру г. Москвы с жалобой на действия членов руководства Общины-заявителя. Письмо Комитета по спасению молодежи, в частности, содержало утверждение о том, что Свидетели Иеговы обременяют своих последователей непомерными взносами, значительно ухудшающими материальное положение их семей, а также разжигают ненависть к «традиционным» религиям.
17. 11 августа 1995 года прокуратура, не установив никаких нарушений зарегистрированного Положения Общины, Конституции или иных законов, отказала в возбуждении уголовного дела. Кроме того, в постановлении прокуратуры было указано, что никаких жалоб и заявлений от граждан или организаций на деятельность Общины-заявителя не поступало.
18. В 1996 году Комитет по спасению молодежи снова обратился в прокуратуру, и была назначена дополнительная проверка по тем же самым доводам. 21 апреля1997 года прокуратура Северного административного округа г. Москвы прекратила проверку по уголовному делу. Допросив нескольких Свидетелей Иеговы и дав оценку экспертному заключению по их литературе, прокуратура пришла к выводу о том, что Община-заявитель не причиняет вреда здоровью граждан, не посягает на их права и не побуждает их к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению каких-либо противоправных действий.
19. В ответ на третье заявление Комитета по спасению молодежи прокурор отдела по надзору за исполнением законов о межнациональных отношениях при Генеральной прокуратуре вынес постановление о проведении дополнительного расследования по делу. 15 сентября 1997 года следователь прокуратуры Северного административного округа г. Москвы вынесла постановление об очередном прекращении уголовного дела. Следователь тщательно проанализировала утверждения Комитета по спасению молодежи по вопросу смерти Свидетеля Иеговы, отказавшегося от переливания крови, и претензии по поводу разобщенности членов семьи, возникающей в результате участия в религиозной деятельности Общины-заявителя. В ходе следствия было установлено отсутствие доказательств причинения руководством Общины-заявителя вреда другим гражданам.
20. 28 ноября 1997 года производство по уголовному делу было вновь возобновлено в связи с получением четвертого заявления Комитета по спасению молодежи, которое содержало те же доводы, что и ранее. 28 декабря 1997 года тот же следователь прекратила уголовное дело по тем же основаниям, что были изложены ею в предыдущем постановлении. В частности, она указала на то, что «заявления Комитета по спасению молодежи основаны на активном непринятии именно этой конкретной религиозной организации, членам которой они отказывают в возможности осуществления их конституционных прав по причине их вероисповедания».
21. Комитет по спасению молодежи в пятый раз направил заявление о проведении новой проверки. Прокуратура города Москвы возобновила производство по делу и 20 марта 1998 года назначила другого следователя для проведения расследования.
22. 13 апреля 1998 года данный следователь по особо важным делам прокуратуры Северного административного округа г. Москвы вынесла постановление о прекращении уголовного дела. Однако ее выводы в отношении практически все тех же доводов были иными. Она пришла к заключению, что Свидетели Иеговы способствуют разрыву отношений между членами организации и их семьями, запугивают верующих, контролируют их сознание, а также призывают к гражданскому неповиновению и разжигают религиозную рознь. Следователь указала, что своей деятельностью Община нарушает российские и  международные законы, но привлечь Свидетелей Иеговы к уголовной ответственности невозможно. Ввиду этого она прекратила уголовное дело, но рекомендовала, чтобы прокурор Северного административного округа г. Москвы направил в суд представление о ликвидации Общины-заявителя и запрете ее деятельности.

Г. Первый этап судебного процесса по гражданскому иску о ликвидации
Общины-заявителя

23. 20 апреля 1998 (1) года прокурор Северного административного округа г. Москвы обратился в суд с гражданским иском о ликвидации Общины-заявителя и запрете ее деятельности. В отношении Общины-заявителя прокуратура выдвинула следующие пункты обвинения:
i) разжигание религиозной розни;
ii) принуждение к разрушению семьи;
iii) склонение к самоубийству и отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии;
iv) посягательство на права и свободы граждан;
v) вовлечение подростков и малолетних детей в деятельность религиозной организации.

24. 29 сентября 1998 года в Головинском районном суде г. Москвы началось слушание по данному делу. Председательствующий судья удовлетворила ходатайство прокуратуры о допросе нескольких новых свидетелей и допустила Комитет по
спасению молодежи к участию в деле в качестве третьей стороны со ссылкой на то, что данный Комитет «защищает права граждан»; при этом суд отклонил возражение стороны защиты.
25. 18 ноября 1998 года слушание по делу было отложено до февраля 1999 года в связи с неподготовленностью прокурора.
26. 15 января 1999 года прокурор направила дополнение к своему представлению, в котором в подтверждение все тех же доводов были теперь приведены ссылки на цитаты из религиозной литературы Свидетелей Иеговы.
27. 9 февраля 1999 года слушание по делу было возобновлено. Суд отменил вынесенное им ранее определение и, удовлетворив ходатайство стороны защиты, исключил Комитет по спасению молодежи из числа участников процесса. Далее суд заслушал показания свидетелей и экспертов.
28. 12 марта 1999 года производство по делу было приостановлено. Суд пришел к выводу, что противоречия в представленных сторонами заключениях экспертов не могли быть устранены, и назначил проведение еще одной экспертизы религиозных убеждений Общины-заявителя. В число назначенных судом пяти экспертов вошли два религиоведа, два лингвиста и один психолог. Перед экспертами были поставлены вопросы о наличии в литературе и материалах Свидетелей Иеговы признаков разжигания религиозной розни, принуждения к разрушению семьи и нарушений прав и свобод других лиц. Материалы, направленные на экспертизу ― литература и документы Свидетелей  Иеговы, а также Синодальный перевод Библии,― составили два тома доказательств по данному гражданскому делу.
29. 4 октября 2000 года комплексная экспертиза, проведенная пятью экспертами, была завершена. 9 февраля 2001 года слушание по делу было возобновлено, и 23 февраля 2001(2) года районный суд вынес решение.
30. Головинский районный суд заслушал показания более 40 свидетелей и экспертов, а также исследовал религиозную литературу и документы. Судом было проанализировано заключение экспертов и выслушаны их пояснения в суде. Пятнадцатистраничное заключение четырех экспертов подтверждало доводы прокуратуры, в то время как пятый эксперт представил на 139 страницах

_________________________________________________________________________________________
(1) Исправление от 18 августа 2010 года: ранее была указана дата «23 апреля 1998 года».
(2) Исправление от 18 августа 2010 года: ранее была указана дата «15 июля 2001 года».

опровержение мнения своих коллег. Суд отметил, что данный эксперт был единственным из пяти, кому когда-либо приходилось видеть, «как Свидетели Иеговы в разных странах проводят свою проповедническую деятельность», в то время как четыре других эксперта «подтвердили, что никого из указанного круга лиц [Свидетелей Иеговы или потенциальных членов их организации] они не исследовали». Кроме того, в отношении заключения четырех экспертов суд указал следующее:

«Однако, ни один из экспертов, в том числе эксперт (психолог)… не смогли пояснить суду на основании каких объективных данных, исследований они пришли к данному выводу о воздействии литературы Свидетелей Иеговы на восприятие людей.

[…]

Это лишь оценка экспертов данной религиозной организации, которая не подтверждается фактическими данными о разжигании религиозной розни, посягательстве на личность, права и свободы граждан и т.п.».

31. Районный суд также сослался на выводы Заключения Экспертного совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ от 15 апреля 1999 года. В данном заключении по результатам экспертизы, проведенной по запросу Министерства юстиции по вопросам, возникшим при перерегистрации Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России, было указано ― с некоторыми незначительными оговорками в отношении переливания крови,― что учения Свидетелей Иеговы не причиняют вреда гражданам. Районный суд также принял во внимание тот факт, что за период с 1998 по 2000 годы более 350 религиозных организаций Свидетелей Иеговы получили государственную регистрацию в других регионах Российской Федерации.
32. Районный суд исследовал доводы прокурора и пришел к выводу, что они не подтверждаются никакими объективными фактическими данными. Суд проанализировал показания свидетелей со стороны прокуратуры, высказавшихся в поддержку пункта обвинения о принуждении к разрушению семьи, и установил, что «данные свидетельские показания лишь характеризуют отношения близких людей, когда кто-либо из членов семьи становится Свидетелем Иеговы, а для его родственников это неприемлемо».
33. Районный суд установил, что остальные доводы прокуратуры также необоснованны:

«Каких-либо фактов умышленного разжигания религиозной розни, фактов призывов к дискриминации, вражде или насилию, принуждению к разрушению семьи, посягательства на личность, права и свободы гражданпрокурором не представлено и судом не установлено.

[…]

Суд приходит к выводу о том, нет никаких оснований для ликвидации и запрета деятельности религиозной общины Свидетелей Иеговы в г. Москве, т.к. не было установлено, что данная община в г. Москве нарушает Конституцию РФ и законы РФ, разжигает религиозную рознь, принуждает к разрушению семьи, посягает на личность, права и свободы граждан; склоняет к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии».

34. По жалобе прокурора 30 мая 2001 года Московский городской суд отменил решение от 23 февраля 2001 (1) года и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. Московский городской суд указал, что районный суд дал неверную оценку обстоятельствам дела и следовало назначить повторную комплексную судебную экспертизу для устранения имеющихся противоречий.

________________________________________________________________________
(1) Исправление от 18 августа 2010 года: ранее была указана дата «15 июля 2001 года».

Д. Попытки Общины-заявителя пройти перерегистрацию

35. 1 октября 1997 года вступил в силу новый Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее ― «ФЗ О свободе совести…“»). В соответствии с данным законом, все религиозные объединения, которым был предоставлен статус юридического лица, были обязаны привести свои уставы в соответствие с этим Федеральным законом и пройти перерегистрацию в соответствующем Управлении юстиции.
36. 29 апреля 1999 года Министерство юстиции РФ перерегистрировало Религиозную организацию «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» как централизованную религиозную организацию.
37. 20 октября 1999 года Община-заявитель направила в Главное управление Министерства юстиции РФ по г. Москве первое заявление о перерегистрации. 17 ноября 1999 года Главное управление Министерства юстиции по г. Москве оставило данное заявление без рассмотрения со ссылкой на отсутствие ряда документов, не указав при этом, какие документы не были поданы.
38. 7 декабря 1999 года и 29 мая 2000 года были поданы второе и третье заявление о перерегистрации, которые были также оставлены без рассмотрения  по тем же основаниям.
39. 16 октября 2000 года второй заявитель, Чайковский, направил в Главное управление Министерства юстиции РФ по г. Москве письменный запрос, в котором
просил указать, какие еще документы должны быть предоставлены. В тот же день  он обратился в Пресненский районный суд г. Москвы с иском к Главному управлению Министерства юстиции РФ по г. Москве, требуя обязать Главное управление рассмотреть третье заявление о перерегистрации. Судебное заседание было назначено на 22 ноября 2000 года, и суд направил запрос в Главное управление Министерства юстиции РФ по г. Москве о предоставлении ответа к 23 октября 2000 года.
40. 23 октября 2000 года заместитель начальника Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве проинформировал Общину-заявителя о том, что она не представила оригинала Положения и Свидетельства о регистрации 1993 года. Зам. начальника Главного управления также указал, что закон не устанавливает для него обязанности уточнять, какие конкретно документы еще нужно представить.
41. 25 октября 2000 года заявители подали четвертое заявление, к которому были приложены оригинал Положения и Свидетельства о регистрации. 24 ноября2000 года Главное управление Министерства юстиции РФ по г. Москве направило первый официальный отказ в перерегистрации. При этом оно сослалось на два якобы некорректных выражения в представленных документах: Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве «приняла», а должна была «утвердить» свой Устав; и Община указала лишь свой «юридический адрес», но не свое «место нахождения».
42. 12 декабря 2000 года на перерегистрацию было подано пятое заявление, в котором указанные два выражения были исправлены. Это было последнее заявление, поскольку 31 декабря 2000 года истекал срок для подачи заявлений на перерегистрацию.
43. 12 января 2001 года в ответ на пятое заявление Главное управление Министерства юстиции РФ по г. Москве направило второй официальный отказ в перерегистрации. При этом основанием такого отказа стало то, что в Головинскомрайонном суде г. Москвы рассматривается дело о ликвидации Общины-заявителя и запрете ее деятельности.
44. 11 января 2001 года пятый заявитель, Марченко, обратился как физическое лицо и учредитель Религиозной общины Свидетелей Иеговы в г. Москве с жалобой в Кузьминский районный суд г. Москвы, требуя признать первый отказ Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве от 24 ноября 2000 года незаконным. Суд отложил рассмотрение дела до вынесения решения     Пресненским районным судом.
45. 11 апреля 2001 года третий заявитель, Денисов, направил жалобу в Бутырский районный суд г. Москвы, требуя признать второй отказ Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве от 12 января 2001 года незаконным. Суд направил официальный запрос в Головинский районный суд о предоставлении информации о судебном процессе по делу о ликвидации Общины-заявителя.
46. 14 сентября 2001 года Кузьминский районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении жалобы пятого заявителя, указав, что отказ в перерегистрации ограничивал в правах не самого пятого заявителя, а лишь Религиозную общину Свидетелей Иеговы в г. Москве. 10 декабря 2001 года Московский городской суд, куда данное решение было обжаловано, оставил его в силе.
47. 12 октября 2001 года Бутырский районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении требований третьего заявителя. Суд постановил, что в соответствии с п. 3 статьи 27 ФЗ О свободе совести… перерегистрация организаций, в отношении которых имеются основания для их ликвидации либо запрета их деятельности, указанные в статье 14 данного Федерального закона, невозможна. Суд также указал, что религиозные права третьего заявителя не были ограничены ввиду отказа [Главного управления], имевшего правовые последствия лишь для юридического лица ― Религиозной общины Свидетелей Иеговы в г. Москве. 20 февраля 2002 года Московский городской суд, в котором данное решение было обжаловано, оставил его в силе.
48. 16 августа 2002 года Пресненский районный суд г. Москвы частично удовлетворил жалобу [заявителя Чайковского]. Суд пришел к выводу, что требование Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве о предоставлении оригиналов документов, копии которых имелись в регистрационном деле, было безосновательным. Суд счел несостоятельным довод Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве о продолжающемся судебном процессе в Головинском районном суде, поскольку данный довод был озвучен Главным управлением только в суде и не указывался  им в качестве основания в ранее вынесенных решениях. Суд признал отказы Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве незаконными, но не обязал его перерегистрировать Общину-заявителя на том основании, что для религиозных организаций были введены новые формы и Община-заявитель должна представить новое заявление на перерегистрацию.
49. Обжалованное Общиной-заявителем решение от 16 августа 2002 года было оставлено в силе 2 декабря 2002 года Московским городским судом, который постановил, что заявление о регистрации не могло быть рассмотрено не только в связи с введением новых форм заявлений, но и также в связи с продолжающимся судебным процессом в Головинском районном суде.

Е. Второй этап судебного процесса по гражданскому иску о ликвидации
Общины-заявителя

50. 30 октября 2001 года в Головинском районном суде начался новый этап
судебного разбирательства под председательством уже другой судьи. 9 ноября2001 года слушание по делу было отложено.
51. После того как Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве узнала об отложении дела, она собрала 10 015 подписей под обращением, в котором опровергалось утверждение прокурора о том, что она выступает в защиту прав членов Общины. Копии обращения были направлены в районный суд, Президенту Российской Федерации и Генеральному прокурору Российской  Федерации.
52. В неуказанный день 2001 года районный суд назначил повторную психолого-лингвистическую экспертизу литературы и вероучения Общины-заявителя. Разбирательство по делу было приостановлено до ее завершения.
53. 22 января 2004 года проведение комплексной экспертизы было завершено, и заключение по ее результатам направлено в суд.
54. Проведя несколько судебных заседаний, Головинский районный суд г. Москвы 26 марта 2004 года вынес решение об удовлетворении представления прокурора и о ликвидации Общины-заявителя, а также полном запрете ее деятельности.
55. Районный суд пришел к выводу, что Община-заявитель несет ответственность за вовлечение малолетних в религиозные объединения против их воли и без согласия их родителей (п. 5 статьи 3 ФЗ «О свободе совести…»), за  принуждение граждан к разрушению семьи, посягательство на личность, права и свободы граждан, причинение вреда здоровью граждан, склонение к самоубийству и отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии, и принуждение к отказу от исполнения гражданских обязанностей (п. 2 статьи 14 ФЗ «О свободе совести…»). Суд при этом, однако, установил, что Община-заявитель не осуществляет экстремисткой деятельности в форме разжигания религиозной розни путем призыва к осуществлению насильственных действий (п. 2 статьи 14 ФЗ «О свободе совести…»). Также суд счел недоказанным довод о том, что Община-заявитель проводит среди своих членов сбор пожертвований с целью обогащения.
56. При оценке довода о «принуждении к разрушению семьи» районный суд основывался на показаниях семи свидетелей по делу ― пятеро из них являлись членами Комитета по спасению молодежи,― в семье которых кто-то являлся Свидетелем Иеговы и которые были огорчены тем, что их родственники придерживались религиозных норм, активно участвовали в деятельности Общины-заявителя и отстранялись от членов семьи, не разделяющих их религиозных взглядов. Так, один гражданин, утверждавший, что Община-заявитель виновна в распаде его семьи, пояснил, что с того момента как «его жена присоединилась к Свидетелям Иеговы, она выполняет все их приказы, с ней невозможно ничего обсуждать и с ней нельзя даже посмотреть телевизор из-за ее комментариев по поводу всех и каждого, в том числе по поводу руководителей страны и Православной церкви». Другие свидетели по делу выражали недовольство по поводу того, что их совершеннолетние дети, а в одном случае невестка, стали проводить меньше времени с престарелыми родственниками ввиду постоянной занятости в делах Общины. Районный суд также опирался на заключение большинства экспертов от 4 октября 2000 года, которые установили, что «в текстах Свидетелей Иеговы отсутствует прямое принуждение к разрушению семьи, но осуществляется и предлагается к осуществлению на практике прямое психологическое давление, чреватое разрушением семей». Давая оценку заключению эксперта, имевшего особое мнение, и выводам, изложенным в заключении повторной экспертизы от 22 января 2004 года, которой было установлено отсутствие информации, побуждающей к разрушению семьи, районный суд посчитал, что указанные эксперты ограничились лишь исследованием литературы Свидетелей Иеговы, которая доступна общественности, но не проанализировали «реальной деятельности московской общины», «воплощение в жизнь» религиозных наставлений и рекомендаций и их   влияние на семейные отношения. Районный суд не принял во внимание объяснений свидетелей стороны защиты, чьи родственники являются Свидетелями Иеговы, и отказал в приобщении социологического исследования, проведенного кафедрой социологии и демографии семьи Московского государственного университета в отношении 995 членов Общины (избранных методом случайной выборки), на том основании, что списки респондентов, по которым было проведено данное исследование, были представлены самой Общиной и что проводившие исследование «не отмечают ни одного факта внутрисемейных конфликтов, которые существуют объективно».
57. Что касается довода о посягательстве на личность, права и свободы граждан, районный суд, прежде всего, постановил, что Община-заявитель допустила нарушения права на частную жизнь, выразившиеся в том, что она определяла допустимое место работы и род занятий своих членов, рекомендовала им выбирать работу с неполным рабочим днем и высвобождать таким образом время для проповеди, запрещала отмечать праздники и дни рождения, обязывала проповедовать от двери к двери, вмешиваясь таким образом в частную жизнь других лиц. В качестве доказательства, подтверждающего наличие вмешательства в частную жизнь других граждан, районный суд сослался на обвинительный приговор в отношении К., который избил женщину, являвшуюся членом Общины, когда та предложила религиозную литературу жене К. у них дома. Кроме того, по мнению районного суда, Община-заявитель нарушила право своих членов на свободный выбор рода деятельности, поскольку рекомендовала им работу с неполным рабочим днем и предоставляла  заявление на добровольное служение в центре организации недалеко от Санкт-Петербурга Вефиле, где они получали не зарплату, а лишь месячное пособие.
58. Районный суд постановил, что были нарушены конституционные гарантии равенства родителей в правах при воспитании и обучении детей (статья 38 Конституции РФ) ввиду того, что некоторые родители вовлекали своих детей в  религиозную деятельность Общины-заявителя без разрешения второго родителя, не являющегося членом Общины. Суд сослался на проходившие в то время в московских судах разбирательства об определении места жительства детей, где предметом спора являлось религиозное обучение. Суд указал, что участие в рассмотрении этих дел адвокатов, тесно сотрудничающих с организацией Свидетели Иеговы, являлось «проявлением заинтересованности в исходе дела самой организации и вмешательством в семейные, личные дела своих членов». Районный суд также опирался на заключение трех психиатров, вызванных в суд в качестве свидетелей стороны обвинения, которые утверждали, что «буквальное следование принципам Библии, практикуемое в деятельности Свидетелей Иеговы, ограничивает возможности самостоятельного мышленияи задерживает психическое развитие личности». По мнению психиатров, ребенок, не отмечающий праздники, станет «изгоем в социальной среде», и учения Общины «препятствуют формированиючувства патриотизма, любви к Родине».
59. Районный суд постановил, что Община-заявитель допустила нарушение права граждан на свободу выбора религии, выразившееся в применении методов активного прозелитизма и «контроля над сознанием». По мнению экспертов стороны обвинения, Свидетели Иеговы отличались от традиционных религий «теократической иерархичностью сообщества», «стремлением к интеграции семей в жизнь тотально властного внесветского коллектива» и «военизированной дисциплинарностью». Районный суд согласился с мнением экспертов стороны обвинения и не принял во внимание опровергающее такую точку зрения заключение психиатра ― по результатам проведенного по просьбе стороны защиты экспертного исследования 113 членов Общины ― на том основании, что исследованию подверглись лица «выборочно, по спискам, представленным организацией» и «только члены религиозной общины, мнение их близких никем не запрашивалось». Районный суд также счел, что обращения, подписанные членами Общины в ее защиту, «свидетельствуютоб оказании давления организации на  своих членов».
60. Давая оценку доводу о «склонении к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи, районный суд пришел к выводу, что под воздействием Общины-заявителя ее члены отказывались от переливания крови и/или ее компонентов даже в тяжелых и опасных для жизни состояниях. Данный вывод основывался на следующих доказательствах: содержащийся в литературе Общины-заявителя запрет на переливание крови; карточка «Никакой крови», распространяемая в Общине среди ее членов; свидетельские показания членов Общины, подтвердивших факт постоянного  наличия у них таких карточек и существование в Общине-заявителе Комитета по связям с больницами, а также описавших случаи отказа пациентов от переливания крови по религиозным убеждениям, сведения о которых не были внесены в медицинскую документацию. Районный суд также принял во внимание письмо Департамента здравоохранения г. Москвы, в котором перечислялся ряд случаев отказа пациентов по религиозным мотивам от переливания крови им самим, а в одном случае — новорожденному ребенку. Несмотря на то, что в отношении данных случаев не было указано окончательного результата лечения, районный суд счёл, что доказанный факт причинения вреда здоровью даже одному человеку является достаточным основанием для прекращения деятельности Религиозной общины Свидетелей Иеговы в г. Москве. Суд далее упомянул мнение специалистов в области медицины, пояснивших, что бескровная хирургия является перспективным направлением развития медицинской науки, но при лечении определенных заболеваний пока невозможно отказаться от переливания крови или ее компонентов. Наконец, по мнению районного суда, карточка «Никакой крови» противоречила праву пациента на принятие самостоятельных решений в вопросах своего лечения, поскольку в случае потери им сознания она предоставляла его соверующим право принимать такие   решения за него.
61. Что касается нанесения ущерба здоровью граждан, районный суд постановил, что помимо запрета на переливание крови деятельность Общины-заявителя оказывала «отрицательное влияние на состояние психики и психологическое здоровье своих последователей». Данная оценка основывалась на мнениях членов семьи, не являющихся Свидетелями Иеговы, о «резких и негативных изменениях личности» их родственников, присоединившихся к Общине-заявителю, и о том, что многие участники религиозных встреч Свидетелей Иеговы «плакали» и впоследствии жаловались на «колоссальную моральную усталость».
62. В отношении довода о вовлечении малолетних в религиозное объединение, районный суд, основываясь на показаниях двух родителей, не разделяющих взглядов Свидетелей Иеговы, пришел к выводу, что в тех случаях, когда родитель, являющийся Свидетелем Иеговы, вовлекал ребенка в деятельность Общины-заявителя, имело место посягательство на право ребенка на свободу совести, а также было нарушено право на равное участие обоих родителей в его воспитании.
63. Наконец, районный суд пришел к выводу, что литература Общины-заявителя побуждает граждан «к отказу от исполнения гражданских обязанностей». Под этим подразумевался отказ от прохождения воинской и альтернативной службы, формирование «неуважительного отношения к государственным символам –– флагу и гимну», а также запрет отмечать государственные праздники.
64. Районный суд счел вмешательство в права Общины-заявителя обоснованным, предусмотренным законом и преследующим легитимную цель, поскольку Община-заявитель «допускает нарушения прав и свобод граждан, ее деятельность приводит к разрушению семей, связана с посягательством на основные права и свободы граждан, сопряжена с призывами к отказу от исполнения обязанностей перед обществом. […] Учитывая, что общиной [-заявителем] нарушались конституционные права и свободы граждан, предлагаемое ограничение ее права, прекращение деятельности религиозной общины является оправданным и соразмерным конституционно значимым целям».
65. В соответствии с решением суда, Община-заявитель была обязана покрыть все расходы по проведению двух экспертиз заключения экспертов от 4 октября 2000 года и от 22 января 2004 года,— а также перечислить в федеральный бюджет 102 000 российских рублей.
66. Община-заявитель обжаловала данное решение, утверждая, в частности, что вмешательство в ее право на свободу религии было необоснованным с точки зрения статей 9 и 11 Европейской конвенции. Община-заявитель также сослалась на статьи 6, 10, 14 и 17 Европейской конвенции.
67. 16 июня 2004 года Московский городской суд в краткой форме отказал в удовлетворении жалобы заявителей и оставил в силе решение Головинского районного суда, согласившись с его доводами.

Ж. Карточка «Никакой крови»

68. Карточка «Никакой крови», о которой шла речь в ходе судебного процесса, представляет собой напечатанную складываемую карточку, на первой странице которой прописными буквами написано «Никакой крови» и в которой оставлены пробелы для указания лица/лиц, с которыми нужно связаться в случае тяжелого состояния, а также для указания сведений об аллергических реакциях владельца карточки, его заболеваниях и принимаемых лекарствах. Карточка содержит следующий текст:

«МЕДИЦИНСКОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ/ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Я, [Ф.И.О.], заполняю данное распоряжение как мое официальное волеизъявление. Содержащиеся в нем указания отражают мое твердое и осознанное решение.Я даю распоряжение ни при каких обстоятельствах даже если врачи считают это необходимым для спасения моей жизни или здоровья не делать мне переливания кровиЯ согласен(-на) на применение кровезаменителей, увеличивающих объем кровина использование других методов бескровного лечения. Данным правовым распоряжением я выражаю мое право соглашаться на медицинское лечение или отказываться от него в согласии с моими жизненными принципами и убеждениями. ЯСвидетель Иеговы, и делаю это распоряжение, повинуясьзаписанным в Библии повелениям

Я освобождаю врачей, анестезиологов, больницы и их медицинский персонал от ответственности за любые последствия моего отказа от крови, если мне была оказана в полном объеме квалифицированная помощь. В случае потери мною сознания я уполномочиваю лицо (лиц), указанное(-ых) на обороте [с кем связаться в случае тяжелого состояния], представлять мои интересы перед другими лицами, действуя в соответствии с данным распоряжением.

[Дата, подпись, адрес, телефон и подписи двух свидетелей]».


2 комментария:

  1. Анонимный31 мая 2011 г., 16:28

    Интересно СИ вспомнили, что врачи клятву Гипократа дают? А "Никакой крови" это заранее приговор для тех случаев когда только кровь или ее компоненты спасут человека.

    ОтветитьУдалить
  2. Мне понравилось, как высказался в этом случае академик Калнберз В. К.:

    "Прохорычева Е.И.: Понятно. И еще у меня такой вопрос. У нас в законе "О свободе религии" написано, что можно запретить ту или иную религиозную организацию, или религиозную группу в случае, вот как это написано у нас в Российской Федерации в законе: "В случае отказа по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии".

    Калнберз В.К.: Вы знаете, как бы вам сказать, тут есть проблемы этики, проблемы религиозные и как их совместить. Я не видел, ну скажем вот таких примеров, когда какая-то община толкала на самоубийство, но вы понимаете это вопрос очень сложный. У человека могут быть убеждения, я, извиняюсь, госпожа судья, я просто маленькое отклонение сделаю. Вот скажем, человек погибает от голода, и рядом травма, и другой, истекает кровью, ему предложат: "Ничего не случится, ты кровь выпей от этого человека, и ты останешься жив". Это менее опасно, чем перелить эту кровь (она пройдет через кишечный тракт), но вы понимаете, могут быть настолько сильные убеждения, скажем, съесть мясо человека или что. Я знаю, у нас были случаи, когда ну скажем, была операция, у меня есть методы пластики пальцев, я получил золотую медаль ВДНХ СССР,- мы пересаживали пальцы от трупа и не только я один делал эти операции, делали и другие хирурги. И одному пациенту, не у всех такая норма взглядов, одному пациенту пересадили палец от трупа и потом, хотя операция окончилась успешно, буквально каждый день он видел этого трупа, он не мог спать, он получал консультации психиатров, он не мог избавиться от этого, что у него чужой палец. И, в конце концов, было решение консилиума убрать ему это. И он просто отказался. И поэтому, в этом плане я как врач могу сказать- я могу дать пациенту полную информацию об опасности, в том об опасности инфицирования СПИДом, гепатитом и т. д., но право на решение должно быть за пациентом."

    http://roman142.blogspot.com/2011/01/blog-post_6646.html

    ОтветитьУдалить