суббота, 2 ноября 2013 г.

Всё ли христианство уважаемо в России? Гордиенко Н. С.

 Гордиенко Н. С.

доктор философских наук,
профессор (Санкт-Петербург).
 В Преамбуле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» продекларировано уважение Федерального собрания РФ к «христианству, исламу, буддизму и другим религиям, составляющим неотъемлемую часть исторического населения народа России». Оставим без комментария некорректность термина «уважение» в правовом документе и неопределённость содержания понятия «другие религии», а также несоответствие сказанного сути статьи 14 Конституции РФ, гарантирующей равенство религиозных объединений (без выделения в их среде «уважаемых» перед законом) и обратим внимание лишь на содержание и объём понятия «христианство».
 По своему содержанию, христианство — религия, названная по имени её создателя и главного объекта поклонения Иисуса Христа, а по объёму — совокупность более 600 разномасштабных религиозно-церковных структур, относящих себя к католицизму (50), православию (80), протестантизму (470), и пр., объединяющих около 2 млрд. населения Земного Шара. Все эти структуры представлены в нашей стране хотя бы несколькими общинами, в том числе и существующими не одно столетие. Полнее всего представлено в РФ православие. Ведущее положение занимает в нём Русская православная церковь Московского Патриархата (РПЦ МП), но с ней конфликтуют за этот бренд несколько десятков т.н. альтернативных православных церквей[1].
 Между тем, как в правоприменительной практике, так и в церковном обиходе (разумеется, в нашей стране) под христианством подразумевается православие, представленное исключительно РПЦ МП. Все остальные модификации христианства стали квалифицироваться как «ереси», «расколы», «лжецеркви», «секты», непременно «деструктивные», «тоталитарные», «авторитарные» и тем самым автоматически выведенные за рамки «уважаемых». Они стали объектом не просто резкой, а уничтожительной критики со стороны богословов, священнослужителей и активистов-мирян РПЦ МП, не гнушающихся самыми оскорбительными выпадами в адрес «отступников» от «истинного христианства» — православия.
 Пожалуй, наиболее ярким образцом такой критики следует признать поношение приверженцами РПЦ МП учения и культовой практики позднепротестантского христианского объединения — церкви Свидетелей Иеговы. Не останавливаясь на обстоятельствах возникновения, трансформации и нынешнего функционирования этой организации, освещённых в отечественной религиоведческой литературе[2], я лишь в самых общих чертах охарактеризую как верования Свидетелей Иеговы, так и их культовую практику.
 Это объединение, созданное в середине позапрошлого века в США как группа ревностных почитателей и скрупулёзных исследователей Библии, впоследствии преобразовалось в самостоятельную модификацию христианства, поименованную церковью Свидетелей Иеговы. Рассматриваемая с чисто религиоведческой позиции, она не является чем-то уникальным, а тем более, экстраординарным, выходящим за рамки собственно религиозного формата.
 Действительно, у неё наличествует религиозная догматика, предусматривающая безоговорочную веру в Бога, именуемого Иеговой, беспредельное поклонение Иисусу Христу как сыну Иеговы и главе небесной Церкви, ожидание второго пришествия Христа, упование на грядущее всеобщее воскресение умерших, надежду на обретение райского блаженства в загробном мире и т.п.
 Своим священным писанием Свидетели Иеговы считают Библию, которую они многократно перечитывают, находят самодостаточной, не нуждающейся в дополнении в виде Священного предания — решений соборов, трудов богословских авторитетов (т.н. «отцов церкви» или «святых отцов»).
 Имеется у Свидетелей Иеговы и обязательная для любой религии обрядность, правда, предельно минимализированная. Проходят богослужения («собрания») в молитвенных домах («залах царства»). Профессионального духовенства нет, но его заменяют добровольные служители разных рангов.
 Социальная позиция церкви предельно ясна и последовательна: лояльное отношение к власти, законопослушность, отказ от участия в политической деятельности, а также в протестных акциях: забастовках, пикетах, демонстрациях, революциях и мятежах.
 В культовом обиходе и в повседневной жизни руководствуются библейскими моральными нормами, соблюдение которых строго контролируют и они сами и церковь в целом. Высоко котируются трудолюбие, честность, порядочность, супружеская верность, забота об обучении и воспитании детей и т.п.
 Координирует деятельность общин на территории России Управленческий центр, расположенный в пригороде С.-Петербурга посёлке Солнечное в т.н. Вефиле — своеобразной модификации монастыря.
 Как по мировым меркам, так и по общероссийским, объединение Свидетелей Иеговы является чем-то вроде нано-величины. Хотя его члены имеются в 236 странах и территориях, их общее число достигло всего лишь 7.313.173 человек, объединившихся в 105.298 собраний. В России их 157.175 человек при 2.235 собраниях[3].
 Критические выпады против Свидетелей Иеговы приверженцы православия повели сразу же по трём направлениям. Во-первых, заявили, что вера Свидетелей Иеговы не может быть признанной христианской, так как ею отрицается догмат о Троице, Иисус признаётся всего лишь Сыном Бога, отрицается бессмертие души и существование ада, не почитается Богородица, отвергнут культ святых и т.п. Во-вторых, объединению Свидетелей Иеговы отказывают в праве именоваться церковью, поскольку в нём не признаются христианские таинства, отсутствуют профессиональные священнослужители и пр. В-третьих, Свидетелей Иеговы клеймят за отказ отмечать христианские праздники.
 Нетрудно заметить, что при всей серьёзности вышеприведённых критических эскапад они не выходят за рамки межконфессиональных споров и не содержат ничего такого, что компрометировало бы Свидетелей Иеговы перед общественностью. А нужен был именно компромат. И его нашли, вернее, сфабриковали. Известно, что практически все взрослые и хорошо подготовленные Свидетели Иеговы охотно участвуют в активном миссионерстве: общаются с незнакомыми людьми на улице, в общественном транспорте и местах массового отдыха, предлагая совместно поразмышлять о жизни с позиции Библии и одаривая библейской литературой тех, кто желает её принять. Посещают они жилища горожан и сельчан, соглашающихся на контакты с миссионерами, предлагая посодействовать ознакомлению с Библией прямо на дому в удобное для хозяев время. Эти действия фальсифицируются недоброжелателями Свидетелей Иеговы и преподносятся общественности как свидетельства психологического давления, акты зомбирования, призванные насильно вовлечь наивных и беспечных сограждан в «деструктивную секту» и принудительно удержать их там, не останавливаясь перед провоцированием конфликтов между родителями и детьми, содействием разрушению семей.
 Эту явно провокационную клевету дружно подхватили отечественные СМИ, заполнив полосы газет, страницы журналов и программы телепередач ужастиками, от которых у учителей и телезрителей волосы вставали дыбом, а сердца наполнялись гневом. Ещё бы: Свидетелей Иеговы ставили в один ряд с сатанистами, уподобляли отравителям из Аум-синрикё и при этом не приводили ни одного факта, который оправдывал бы такое уподобление. Особый цинизм описанной ситуации в том, что в отличие от церковных деятелей, которые клеймили Свидетелей Иеговы, фактически ничего не зная о них (литературу своих оппонентов они гнушались читать, а посещение их собраний почитали за смертный грех), функционеры СМИ и читали и посещали, и, тем не менее, потчевали читателей и телезрителей заведомыми фальшивками.
 Волны фальсификации, поднятые церковными деятелями в СМИ, достигли в конце-концов властных структур. Претензия РПЦ МП на монопольное воплощение «подлинного», «истинного», а стало быть, достойного «уважения» христианства, нашла высокую поддержку. Одновременно, политика целенаправленной дискредитации относительно мелких соперничающих между собой христианских движений и объединений оказалась востребованной в полную меру.
 Дело в том, что эти структуры уже не один год сидели у разбитого «идеологического корыта». В общем-то, легко и сравнительно быстро сокрушив советскую атеистическую идеологию, которая скрепляла и подпитывала Советский Союз, создатели постсоветской России, взбодрённые духом нигилизма по отношению к недавнему прошлому, пришли к выводу о принципиальной ненужности государственной идеологии как таковой. В Конституции РФ этот вывод оформлен статьёй 14.1: «Российская Федерация — светское государство»; и 13.2: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Но довольно скоро власти осознали, что государство без идеологии — фикция, реального воплощения не имеющая, что без идейной опоры здание новой России если не рухнет, то наверняка перекосится. Логично предположить, что для светского государства и идеологию надо подбирать светскую. Подбор, проведённый с размахом, результатов не дал: проекты «Имя России» и «Национальная идея» своей цели не достигли. Да и достигнуть не могли в принципе, поскольку постсоветское общество раскололось на враждебные слои и группы с полярно противоположными социальными запросами и интересами, состыковать которые было не под силу светской идеологии.
 Оставалась надежда на церковь, тем более что у одной из них (всё у той же РПЦ МП) уже был в досоветской России статус государственной церкви, а стало быть, прерогативы государственной идеологии. Но для реализации этой надежды надо было преодолеть две преграды, содержащиеся в ст. 14.1 Конституции РФ и ст. 4.1 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», где сказано одно и то же: «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Однако российским властям преграды такого рода не кажутся непреодолимыми: в нужный момент она их просто не замечает. За примерами далеко ходить не надо.
 Не заметили же они той части статьи 4.2 Федерального закона «О свободе совести …», где вполне недвусмысленно сказано: государство не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления». А, не заметив, возложили на РПЦ МП функцию воспитания солдат и матросов Российской армии, заключённых, детей-сирот, школьников и студентов светских вузов.
 Остаётся незамеченной статья 4.4, гласящая: «Должностные лица органов государственной власти, других государственных органов и органов местного самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать своё служебное положение для формирования того или иного отношения к религии». И только благодаря этой незамеченности первые лица Российской Федерации, а за ними и весь чиновный люд публично демонстрируют свою приверженность православию, отстаивая у алтаря многочасовые праздничные православные службы.
 Так же повсеместно не замечаются не афишируемые отклонения от статьи 6.3, которая отчётливо предупреждает: «Создание религиозных объединений в органах государственной власти, других государственных органах, государственных учреждениях и органах местного самоуправления, воинских частях, государственных и муниципальных организациях запрещается».
 Наблюдая за этими и им подобными проявлениями чиновничьей антиконституционной амнезии, я не исключаю, что дело может завершиться мнимым забвением, а то и реальным изъятием неудобных для клерикалов статей 13 и 14 Конституции РФ. Но это проблема будущего и возможно неблизкого.
 А в настоящее время власти благодарят РПЦ МП за сотрудничество и помощь предоставлением ей всевозможных преференций, о которых другие христианские конфессии и деноминации, прозябающие в нашей стране, не смеют даже мечтать, и всячески содействуют её деятельности по ослаблению христиан-конкурентов, которых Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» обязан «уважать» реальности вопреки.
 Вот как выглядит и само «содействие» и его результаты в акциях властей (в первую очередь силовых структур и судебных органов), применённых к Свидетелям Иеговы и их объединению, управленческий центр которого официально зарегистрирован 29 апреля 1999 г.
   — Только в феврале 2009 г. по всей стране было проведено более 500 прокурорских проверок религиозной деятельности Свидетелей Иеговы.
   — 8 декабря 2009 г. Верховный суд РФ признал ряд публикаций Свидетелей Иеговы «экстремистскими материалами», что противоречит выводам независимых экспертов-религиоведов.
   — В различных регионах страны судебные инстанции предпринимали попытки признать деятельность Свидетелей Иеговы незаконной и ликвидировать их местные организации.
   — Многократно срывались богослужения в религиозных зданиях и частных домах.
 Эти противозаконные действия не принесут дивидендов ни местным, ни центральным властям. Они осуждены отечественными правозащитниками как свидетельства открытого попрания свободы совести, продекларированной Конституцией РФ и федеральным законодательством. На их незаконность обратил внимание наших властей Европейский суд. Как рецидивы средневекового вандализма воспринимают их в 46 странах Европы и СНГ, где церковь Свидетелей Иеговы нормально функционирует, находясь под защитой закона.
 У меня нет уверенности в том, что РПЦ МП не только в обозримом будущем, но и в отдалённой перспективе примирится с тем, что современная Россия не сугубо православная, а поликонфессиональная страна, в которой уважительного отношения заслуживает не только православие, но и остальные модификации христианства, действующие в рамках российского законодательства (в том числе, разумеется, и христианская церковь Свидетелей Иеговы). Скорее всего, она и дальше будет претендовать на монопольный статус «истинного христианства».
 Но я твёрдо уверен, что новая генерация обладателей власти всех уровней примет оптимальную для поликонфессиональной России идею равенства всех религий перед законом и принцип уважительного отношения к каждой их них, сколь бы малочисленными и экзотическими они ни были.

1. См.: Альтернативное православие // Энциклопедия религий. М., 2008, с. 61.
2. См.: С. Иваненко. О людях, никогда не расстающихся с Библией. М., 1999; Н. С. Гордиенко. Российские Свидетели Иеговы: история и современность. СПб, 2002; И. Кантеров. Новые религиозные движения в России. М., 2007; А. Артемьев. Свидетели Иеговы Казахстана и Средней Азии: историко-религиоведческий анализ. Алматы. 2010.
3. Ежегодник Свидетелей Иеговы 2010. Всемирный отчёт за 2009 год.

Комментариев нет:

Отправить комментарий