понедельник, 3 января 2011 г.

Речь адвоката Г. Крыловой

РЕЧЬ АДВОКАТА Г. КРЫЛОВОЙ

Головинский межмуниципальный суд
г. Москвы, 16.02.99 г.

Уважаемые члены суда, я полагаю, что представление прокурора не может быть удовлетворено, и вот по каким основаниям. Если говорить о юридической оценке, то, с точки зрения правил, мы уверены, что в этом представлении отсутствуют какие-либо правовые основания для удовлетворения этого представления. Отсутствуют правовые основания не только для его удовлетворения, это представление вообще не могло быть внесено в суд согласно действующему законодательству, поскольку, как я уже говорила, доктринальные споры не могут разбираться в суде и прокурор обратился за защитой тех интересов, которые законом, как таковыми интересами, не признаются. За защитой этих интересов в суд не обращаются. Если прокурор желает оценивать доктрины Свидетелей Иеговы, тем более с точки зрения Православия, чему посвящены многие материалы в данном гражданском деле и заключения экспертов, то это удобнее было бы делать не в светском суде общей юрисдикции. 


Что касается фактической оценки представления, можно сказать одно - это агрессивное невежество и ничего больше. Я не говорю о том, что прокурор не знает норм ни материального, ни процессуального права, что было вполне очевидно продемонстрировано в данном судебном заседании. Я не говорю о том, как прокурор путает нормы процесса, желая дать объяснения в конце процесса в заключении, не желает отвечать на вопросы. Я не говорю об этих безграмотных отводах и немотивированных ходатайствах. Я не говорю о том, что прокурор не в состоянии сослаться ни на одну норму действующего законодательства, которую нарушили Свидетели Иеговы. Я думаю, дело не только в невежестве, но и в том, что если бы прокурор все-таки потрудился открыть Кодексы и прочесть действующее законодательство, то я уверена, он бы не нашел тех статей, которые нарушали бы Свидетели Иеговы. 

Если бы прокурор потрудился прочесть материалы гражданского и уголовного дела, напомню, что о существовании уголовного процесса прокурор впервые узнал в процессе, то прокурор не увидел бы никаких доказательств, допустимых и относимых в соответствии с нормами гражданского процесса, которые доказывали бы, что Свидетели Иеговы нарушают какое-либо законодательство. Но, а если бы прокурор при подготовке к процессу все-таки потрудился прочесть те журналы, которые он нам представлял в качестве доказательств, я не говорю уже о Библии, то я думаю, что прокурор увидел бы, что доктрина Свидетелей Иеговы вне зависимости от того, противоречит она Библии или не противоречит, я не религиовед, я не могу этого оценить, но если бы прокурор все-таки прочел эти журналы, то он бы увидел, что ничего опасного в себе ни эти журналы, ни книги не содержат. Он увидел бы, что эти журналы и эти книги не нарушают целостности государства. Это не Чечня, с которой прокуратура наша не желает бороться. Прокурор увидел бы, что это не разрушает семьи, это не наркотики и не алкоголизм, это не проституция и не детская беспризорность, которые захлестнули нашу страну. Если бы прокурор потрудился прочесть эти журналы, он все-таки не увидел бы, по моему убеждению, никаких посягательств на права личности, не говоря уже о тех пожертвованиях. Пока борьба нашей прокуратуры, видимо за целостность государства, за экономическое благосостояние граждан, видимо сконцентрировалось в этом отдельно взятом суде. Обращусь непосредственно к представлению.


Первое. Разжигание религиозной розни. Уважаемые судьи, посмотрите на это безграмотное и беспомощное изложение разжигания религиозной розни. Прокуратура расследовала уголовное дело три года. Хорошо, я убираю слово неграмотность. Только полное отсутствие знаний в области уголовного права и гражданского права может позволить прокурору утверждать, что в литературе Свидетелей Иеговы содержится разжигание религиозной розни, потому что разжигается религиозная рознь действиями конкретных лиц. И в действиях этих конкретных лиц должно содержаться распространение конкретной литературы, которая эту религиозную рознь и разжигает, либо какие-либо призывы. Это же не генерал Машков, здесь можно обойтись и вполне невинной литературой. Так вот, прокуратура три года расследовала уголовное дело и не нашла никаких признаков разжигания религиозной розни, ни в действиях старейшин, ни в действиях специальных пионеров, ни надзирателей и верующих. Так кто же и каким образом разжигает религиозную рознь? Оказывается, Свидетели Иеговы делают это потому, что все они полагают, что их религия - единственная истинная. Я думаю, что, не будучи религиоведом, можно понять, что одним из основных признаков любой религии является признание ее для верующих единственно истинной в последней инстанции. Это не наука, где можно сравнивать. Это - вера. И если человек верит в свою религию, если у него есть своя вера, то эта вера для него истинная. И католики, и православные, и протестанты, и Свидетели Иеговы верят в Иисуса Христа. Верят по-разному. Но является ли это различие предметом судебного разбирательства? Нет, не является. Привлекаются ли к суду Католики за то, что верят, что их религия единственная истинная? Привлекаются ли к суду православные за то, что они считают, что "... только их вера истинная, а все остальные - измышлены Дьяволом и человеческой гордостью". Цитата, которая приводилась моими коллегами. Нет, не привлекаются. Так почему же Свидетели Иеговы находятся сегодня в суде по этому основанию? Почему могут верить в истинность своей веры все мусульмане, иудеи, католики, православные? Почему в истинность своей веры отказано верить Свидетелям Иеговы? Я не понимаю этой избирательности. Я не буду повторять снова все эти цитаты, я не буду повторять все эти ссылки на Библию, я думаю, что это было убедительно продемонстрировано. И не случайно прокурор ни на один вопрос не дала прямого ответа. Она либо говорила, что пояснит позже, либо, по ее мнению, она делала раньше, но ни одной конкретной фразы, разжигающей религиозную рознь, прокурор так и не смогла произнести, затратив столько времени на чтение цитат, в которых не содержится ничего криминального.

Второе обстоятельство. Принуждение к разрушению семьи. Я опять не будут говорить о литературе Свидетелей Иеговы, ни о Библии, потому что действительно в литературе Свидетелей Иеговы содержится столько много материалов, призывающих любить своих ближних и строить крепкую семью. Нет, прокурор умудрилась найти там цитаты о том, как нужно строить семью верующего и, что самое удивительное, во всех этих цитатах содержалась ссылка на Библию и, в частности, на Евангелие от Матфея, где Христос говорил о том, "Кто оставит отца своего и мать свою и пойдет за мной, тот наследует Царство Небесное". Я не буду вдаваться в эту доктринальную литературу, потому что даже те цитаты, которые приводил прокурор, они обосновываются ссылками на Библию, где говорится, что для верующего человека его вера истинна, и она прежде всего и во главе угла, но это не значит, что необходимо разрушать семью. Я скажу о фактических обстоятельствах, не о литературе. До сих пор, уважаемые судьи, на вашем столе нет ни одного судебного решения, где причиной расторжения брака названа вера. И я думаю, это не случайно. Все мы здесь в этом зале прекрасно понимаем насколько широки и велики возможности прокуратуры в изыскивании этих доказательств. Три года расследовалось уголовное дело. Наше гражданское дело слушается уже довольно долго, по крайней мере, первое возражение и первое ходатайство об обязании прокурора уточнить обстоятельства, на которых основываются ее требования, было заявлено в суде в сентябре месяце. Прошло достаточно много времени, и даже судья своим определением от 18 ноября 1998 года обязала прокурора предоставить доказательства. И что же? Ни одного решения суда. Ни одной расторгнутой по этим основаниям семьи. Ни одного заявления прокурора о лишении родительских прав, потому что, якобы, верующие наносят ущерб своим детям. Ни одного решения органа опеки и попечительства. Почему? Потому что прокурор не имеет представления о том, что такое доказательства в гражданском процессе, или, может быть, есть другие причины? Может быть, эти доказательства просто отсутствуют, и нет никаких решений суда. Да, я понимаю, прокурор ссылается на список свидетелей. Заметьте, он начинается с Бакаева. В отличие от прокурора, я ознакомилась с этим решением суда. И я не случайно прокурора спрашивала об этом. И причиной расторжения брака там названа супружеская неверность. Супруга, которая будет свидетельствовать о том, как Свидетели Иеговы разрушают ее семью. А что мешало прокурору опросить эти семьи? Прокурор знал, что этого не было сделано. Что мешало прокурору истребовать официальное решение суда? Я не вижу никаких препятствий. Что мешало прокурору исследовать Свидетелей Иеговы (более 10 000), сколько семей расторгнуто и по каким основаниям. Насколько приветствуются разводы в семьях Свидетелей Иеговы, а может быть, семьи стали крепче? А может быть, процент разводов у Свидетелей Иеговы меньше, чем у российского населения в целом? Почему же эта статистика не ложится вам на стол? Почему же прокурор не исследует эти обстоятельства. Ссылка на Журавлева и других - совершенно аналогичные основания. До сих пор на столе суда нет ни одного доказательства.

Возьмем третий пункт. Склонение к самоубийству. Но это вообще просто-напросто выходит за рамки представлений о праве. Подразумевается отказ от переливания крови. А что, это не право пациента? Мы здесь дружно все участники процесса изучали основы законодательства о здравоохранении и что же? Я не вижу причин, которые бы мешали прокурору открыть этот закон раньше и увидеть, что каждый из нас имеет право согласиться на переливание крови или отказаться, согласиться на операцию или отказаться, согласиться на медицинское вмешательство или отказаться от него. Это бесспорное право каждого из нас. И не дело прокурора в это вмешиваться, потому что нет статьи, которая обязывает любого гражданина в любом случае соглашаться на медицинское вмешательство и, в частности, на переливание крови. Уж если прокурор так радеет о здоровье нации, населения, российских граждан, то уж не худо было бы и подумать о тех, кто заражен СПИДом таким образом и заражен вирусным гепатитом, и страдает подобным образом. Что, Свидетели Иеговы отказываются от медицинского вмешательства? Никто не отказывается. Просто зная о тех проблемах, которые таит в себе переливание крови, они говорят: "Мы желаем бескровного лечения". Мы желаем альтернативных методов лечения. Что, нет такого лечения? Такое лечение есть. Так почему же Свидетели Иеговы не имеют право выбирать лечение? Почему им, в отличие от всех других групп, населения отказывается в этом праве? Отказывается тогда, когда действующий закон признает это право за всеми. Я не вижу никаких оснований иных, кроме незнания закона и нежелания его знать.

Следующее. Посягательство на личность права и свободы граждан. Не случайно и здесь прокурор не смог сослаться ни на один конкретный случай. Чем, когда, при каких обстоятельствах, чьи права были нарушены? Потому что эти права не нарушены никем. Они не нарушены ни старейшинами, ни надзирателями, ни пионерами, ни проповедниками - никем. Человек сам имеет право выбирать, что ему делать - быть атеистом или быть верующим. Но если быть верующим, значит и распространять свою веру, на что ему предоставляет право действующее законодательство. Значит и проповедовать, значит и говорить о своей вере. И только он сам определяет уделить этому 1000 часов в год, либо может быть один час в день, либо вообще не уделять этому времени.

Прокурор даже не ознакомился со структурой этой организации, ни на один вопрос по структуре организации прокурор не смог ответить. Прокурор печалится, что, оказывается, есть люди у Свидетелей Иеговы, которые активно проповедуют и якобы это нарушает их права. Почему же мы не печалимся, а напротив, высоко оцениваем духовных подвижников Православия, которые этому - проповеди и наставлению духовному - посвящают всю свою жизнь? Почему прокурор не идет с представлением в суд и не печалится о судьбе монастырей, где люди отрекаются от семьи, расторгают брак, уходят туда и 24 часа в сутки посвящают служению Богу так, как они это понимают? Почему же прокурору до сих пор не известно, что трудовое законодательство не регулирует подвижнический труд, не регулирует проповедь, не регулирует молитву. Это личное дело каждого. Прокурор не смог представить ни одного доказательства, когда Свидетели Иеговы заставляли молиться столько-то часов и проповедовать столько-то часов. Если верующий по своему собственному желанию дает обет перед Богом посвятить Ему всю свою жизнь, три часа в день, тысячу часов в год - это дело только верующего и больше никого. Если в душах многих из нас нет никакого молитвенного порыва, нет никакого желания проповедовать, то это опять же дело каждого из нас. Можно лишь сожалеть только о том, что есть люди, которые уверовали, и в этом их счастье, и гораздо больше тех, которые не уверовали ни в какого Бога, и для которых религия это просто мертвый красочный обряд и ничего более. Если эти люди уверовали в свою веру, если они следуют Библии буквально, то в этом нет никакого правонарушения. Это их понимание Библии.

Вовлеченность подростков и малолетних детей в деятельность организации. А это что? А это откуда? В законе нет даже такого основания, потому что все прекрасно понимают, что такое вовлечение детей. Моя бабушка крестила меня без согласия моих родителей, и я ей за это очень признательна. Привлек ли ее к суду прокурор за то, что она привлекла ребенка малолетнего в религию, в религиозную деятельность? Посмотрите, пожалуйста, сколько детей у нас в храмах, в Православных храмах, о которых печется прокурор. Слава Богу, что они там, не на улицах, ни с наркотиками, не занимаются проституцией, не попрошайничают, что они в храме. Кто-нибудь подходит к этим детям, спрашивает: "А где письменное согласие вашего отца?" - вот вы здесь, с бабушкой, стоите или с мамой. Никто не спрашивает. А здесь у нас, оказывается, дети вовлекаются, и согласия родителей нет. И приводится в пример один единственный Савинкин, который ребенка-то своего признал спустя долгое время после его рождения. А что же остальные дети? Спрашивал ли прокурор кого-либо из этих детей, а их достаточно, действительно, на собрании Свидетелей Иеговы? А спрашивал ли прокурор других вовлеченных детей, которые сейчас уже являются старейшинами общины и Свидетелями Иеговы, являются в третьем, а то и в четвертом поколении? Их тоже родители вовлекали. Почему родителям нельзя давать детям религиозное воспитание то, что предусмотрено Конституцией, то, что предусмотрено действующим законом "О свободе совести"? А потом, даже обращено внимание на формулировку прокурора, ну, уж ладно, я бы сказала, да, действительно, можно уж это основание притянуть, но вы посмотрите, как сформулированы: "Вовлечение подростков и несовершеннолетних детей в религиозную организацию". Тут даже не указано "вопреки их воле" или "без согласия их второго родителя", что прямо записано в законе. Нет. Само вовлечение как таковое. А что же касается детей, которые с согласия обоих родителей становятся Свидетелями Иеговы? Это тоже подлежит ответственности, даже по нынешнему несовершенному закону? 

[...] 

Поэтому я считаю, что всех этих оснований не только не достаточно, но они как бы даже отсутствуют, отсутствуют в правовом смысле. Это не что иное, как доктринальный спор. И о доктринальном его характере свидетельствует тот список доказательств, который представлен вам прокурором. Я считаю не случайно, уважаемые члены суда, что всю эту неделю мы занимались тем, что открывали журналы, сверяли их с Библией и знакомились с Библией. Почему мы это делали? Да потому, что все, что здесь написано, это все ссылки на брошюры, журналы, книги и больше ничего. И больше ничего нет. Одно единственное решение суда в отношении Савинкина и то, оно относится к Люберецкой общине, а не к Московской. 

Посмотрите, пожалуйста, на список свидетелей. Безусловно, прокурор нам сказала: "Вот свидетели вам все и пояснят. Я не религиовед, я не знаю и Библию не читала, а вот свидетели вам все пояснят". Кто у нас печется о благополучии и целостности единства государства и о том, чтобы Свидетели Иеговы выполняли свои гражданские обязанности? Это так называемые эксперты, в частности психиатры. Некоторые, не исследовав ни одного человека в психическом плане, говорят о богословии Свидетелей Иеговы и не говорят ни об одном человеке, которого они обследовали лично и у которого установили тот "массовый психоз", о котором нам поведала прокурор, или индивидуальный, уж хотя бы. Это профессор кафедры религиоведения, который опять-таки нам говорит о традиционном и национальном образе жизни, хотя для религиоведа это неприемлемо. Это другие религиоведы, которые говорят о резко антицерковной позиции Свидетелей Иеговы во время, когда российское общество обращается к ценностям Православного христианства. Если бы это заключение давал Православный священник, я бы с ним согласилась на 100 процентов, но светский религиовед, может быть, до того, как направлять представление в суд, мог бы прочесть эти доказательства и дать им оценку. А кто же у нас печется о государственных интересах? Чьи материалы также представлены прокуратурой? Православный священник, руководитель "Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий" говорит: "Центр секты находится в Бруклине. 

Свидетели Иеговы отказываются служить в армии, исполнять гражданские обязанности, призываются к неучастию в выборах". Так, может быть, государство, а не священники, будет об этом заботиться, либо свидетель Дворкин, который тоже говорит с православных позиций, что "эта секта является социально-опасной, псевдохристианской организацией"? Безусловно, и священник Стеняев, и Александр Дворкин имеет право на свою оценку Свидетелей Иеговы, в том числе и негативную. Но если они дают эту оценку с доктринальных позиций, то уж, пожалуйста, не в стенах светского учреждения. Здесь не место доктринальным спорам. Вот такой у нас союз "меча и орала". Вот такие у нас доказательства в настоящем гражданском процессе.

Ну, а теперь последняя, наверное, часть. Мне, как гражданину своей страны, не только как юристу, очень стыдно, что такого рода представление, основанное исключительно на незнании закона, но, к сожалению, еще на незнании собственной истории, собственной страны, к чьим традиционным ценностям прокурор апеллирует, находиться здесь в суде. И вот почему. Прокурор ставит вопрос об опасности религиозной организации в целом. Организация разжигает религиозную рознь, по мнению прокурора, разрушает семью, вовлекает несовершеннолетних, посягает на права личности, и в связи с этим нужно запретить эту деятельность. Я позволю себе очень маленький экскурс в историю.

Вопросы опасности религиозной организации как таковой и запрета ее деятельности ставились только в нацистской Германии и только в СССР. Прочту одну фразу о том, как "Свидетели Иеговы выступают против государства и церкви, называя оба эти института орудием Сатаны, чем подрывают основы национального единства". У нас тут прокурор вчера говорил: "... способствуют разрушению целостности государственного единства". Как вы думаете, откуда эта цитата взята? Она ложится в представление прокурора. Но эта - 28 февраля 1933 года. Это указ Гитлера о запрещении Свидетелей Иеговы. 

Прочту другую цитату того же времени, 1933 год. Опять же о Свидетелях Иеговы. "Эта подрывная деятельность, представляющая собой злоупотребление правом на свободу слова и сеющую религиозную рознь не только в отдельных семьях, но и во всем обществе, несовместима с представлениями немецкого народа о христианском единстве и, поэтому государство больше не может проявлять снисхождение". Опять 1933 год и тоже нацистская Германия. 

А вот 1937 год. Рейхсминистр Юстиции нацистской Германии говорит следующее: "Прокуроры получили приказ со всей суровостью применять к Свидетелям Иеговы этот закон". И выдержка из конкретного приговора, когда люди направлялись в концентрационные лагеря за свою веру (я обращаю внимание на сходство обвинения): "Свидетели Иеговы не участвуют в выборах и праздниках немецкого народа". Какое безобразие! Они не участвуют в праздниках немецкого народа! А сейчас отказываются праздновать Православное Рождество. 

Читаю дальше: "Неопровержимо доказано, что их учение следует рассматривать, как антигосударственное по доктрине государства. Это порождение Сатаны, и любое участие в делах государства осуждается. Верующим запрещается заниматься какой бы то ни было политической деятельностью". Не об общественной ли деятельности Свидетелей Иеговы ратует прокурор, когда говорит, что вот такое неучастие в общественной жизни наносит серьезный удар по психике. А вот и непочитание государственных символов. Свидетели Иеговы отказываются произносить приветствие "Хайль Гитлер!". Тоже безобразие. Их за это привлекали в нацистской Германии. Но что там германские пределы. У нас как бы и своя интересная история есть. Я уж не говорю о том, что, когда Свидетелей Иеговы эшелонами гнали в Сибирь, и среди них были и старейшины организации, и я, надеюсь, они еще будут давать свои свидетельские показания, и вовлеченные несовершеннолетние и малолетние грудные младенцы, их далее тоже ссылали вместе с родителями, вероятно, тоже за вовлеченность. 

Я прочту несколько приговоров индивидуальных, выдержек, естественно, по которым люди получали и 25 лет, и 10 лет, и о гуманизме 80-х годов всего-навсего 5 лет с конфискацией имущества. "Становясь членами организации иеговистов, трудящиеся оказываются поставленными в такое положение, при котором они не могут осуществлять и выполнять свои гражданские обязанности перед социалистическим обществом. Все члены секты не являются членами профсоюзной организации, а их дети не являются членами комсомольской и пионерской организаций. Члены секты не посещают кино, клубы, не выписывают периодическую литературу, чем изолировали себя от всякого культурного влияния". 

Посмотрим 1964 год, 70-е годы. "Руководство группы сектантов Свидетелей Иеговы, деятельность проводимая под видом проповедования религиозных обрядов, сопряжена с побуждением граждан к отказу их от общественной деятельности и исполнению ими своих гражданских обязанностей и вовлечения в секту несовершеннолетних". Неправда ли, даже лексика похожа, не говоря уже о характере именно обвинений. Я не случайно употребляю это слово, характеризуя те нелепые претензии, которые предъявляет прокурор. По этому приговору 1974 года женщины приговорены к 5 годам лишения свободы с лишением родительских прав и с конфискацией имущества. Возьмем 80-е годы. Вот приговор 1984 года. И живы люди, которые еще сидели по этим приговорам. "Свидетели Иеговы посягали на права граждан, призывая их отказываться от общественной деятельности, от своих политических прав, а также побуждали их к отказу от выполнения гражданских обязанностей, возлагаемых Конституцией СССР и другими советскими законами. В частности, Свидетелям Иеговы запрещалось вступать в октябрята, пионеры, комсомол, КПСС, принимать участие в выборах советских руководящих органов, отмечать советские праздники (тогда не требовали праздновать Рождество Христово, тогда требовали праздновать 7 ноября), служить в рядах Советской Армии, а кроме того, они обвинялись во взимании денежных взносов в размере 1 рубля в месяц, в размножении и распространении журналов (тех самых, которые лежат на вашем столе), вовлечении граждан в религиозное объединение". В советское время был запрещен рубль, а сейчас, оказывается, и лепта вдовицы не должна жертвоваться. Прокурор печется об экономической независимости семей, но при этом даже не удосужился узнать какие же суммы жертвуются Свидетелями Иеговы, обязательны ли пожертвования, есть ли какие-то обязательные пределы этих пожертвований в процентном отношении или в абсолютном выражении. Зачем? Сам факт пожертвований возмущает прокурора. Удивительно! Тогда как это прямо предусмотрено действующим законодательством в качестве одного из источников имущества, об этом говорит Гражданский кодекс, который хорошо бы открыть и прочесть. Об этом же говорит и Закон "О свободе совести", тоже хорошо бы прочесть не только статью 14, не интерпретировать ее весьма вольно. Так вот, это приговор 1984 года и люди также полностью отбыли весь свой срок - 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества. А многие по этому приговору уже шли не первый и не второй раз. У них за плечами были 25 лет, 10 лет и наконец 5. Да, все эти люди пишут в общину и спрашивают, глядя на обвинение прокурора: "Правда ли, что те времена возвращаются?". 

А вот и еще одно дело. В 1989 году было только прекращено, даже десять лет не прошло, потому что в октябре 1989. Там нашли установленным то обстоятельство, что деятельность религиозного объединения Свидетелей Иеговы сопряжена с посягательствами на права граждан с побуждением их к отказу от общественной деятельности и исполнения гражданских обязанностей с вовлечением в члены объединения несовершеннолетних. Не с этих ли приговоров списано и наше представление? Уж очень лексика характерна и обвинения соответствующие. Прокурор сказал, что кощунство ссылаться на то время, которое, по его мнению, давно прошло, тоталитарное, когда люди страдали за свои убеждения. 

[...] 

И прокурора не тревожит, что это время не осталось в прошлом, что живы люди, у которых страдали деды, бабки, отцы, матери, которые сами высылались, и которые сами сидели, и которые снова сейчас за стенами комнаты суда прислушиваются к каждому слову, которое здесь произносится. Для них это не история, для них это настоящий день. И более того, я могу сказать только одно, что эти люди тоже могут сравнить, и они тоже видят, что в нацистской Германии сохранялись национал-социалистические ценности и требовалось праздновать праздники немецкого народа и кричать "Хайль Гитлер!". В советское время охранялись ценности коммунистического строительства и требовалось вступать в октябрята. Сейчас предметом охраны со стороны прокурора стали традиционные ценности. Так вот, тоталитарное общество отличается от цивилизованного тем, что государство не вмешивается в религиозные убеждения людей, что государство позволяет людям чествовать или не чествовать флаг, что государство позволяет людям самим определять, будут ли они праздновать свой день рождения, Православное Рождество или Иудейскую Пасху. Это - наша личная жизнь. Это - выбор личности. И демократическое государство отличается от тоталитарного именно тем, что оно видит эту черту. Поэтому это не история. Может быть, это попытка реванша? Может быть, это попытка на основе новых традиционных ценностей объединить наше источенное атеизмом неверие общества? Может быть. Но тогда это попытка опять-таки не должна делаться в стенах суда. 

Что же касается правовой оценки, то я ее уже дала. Абсолютное незнание ни норм процесса, ни норм материального права, абсолютное отсутствие относимых и допустимых доказательств. Абсолютное нежелание хотя бы исследовать деятельность организации до того, как ее запрещать, требовать ее запрещения. Абсолютное нежелание знакомиться не только с деятельностью организации с ее литературой и т.д. и т.д., но даже с материалами того уголовного дела, которое именно эта прокуратура расследовала три года. Дело, которое было возбуждено по инициативе так называемой общественности по ее материалам. Так вот, если бы прокурор хотя бы ознакомился с материалами этого дела, и там очевидно отсутствие доказательств в отношении Свидетелей Иеговы.


И последнее. Я думаю, все в этом зале прекрасно понимают, что вера не умирает по приказу законодателя. И что вера не умирает по желанию прокурора. Свидетели Иеговы за свои убеждения шли в концлагеря, заключались в тюрьмы, и даже там они не отрекались от своей веры. Неужели прокурор считает, что он в самом деле может добиться запрещения религиозной деятельности. Этот процесс, я считаю, очень опасен. Он опасен не для Свидетелей Иеговы, потому что даже в том случае, если их запретят, это как нельзя лучше подтвердит именно их теорию о сатанинском светском обществе (я могу не совсем верно говорить о доктрине). Именно это может подтвердить их убеждения в том, что Царствие Господа Нашего не от мира сего, а здесь Князь Тьмы правит. Это опасно не для Свидетелей Иеговы. Когда их ссылали в Сибирь, а в начале Свидетели Иеговы жили на Западной Украине и в Молдавии, то посмотрите сейчас, именно в Сибири наиболее крепкие общины, хотя многие давно уже уехали оттуда, когда им было разрешено вернуться в родные места. 

Этот процесс опасен для нашего общества в целом, потому что невозможно сегодня запрещать Свидетелей Иеговы. Я считаю, что этот процесс опасен для всего общества в целом, потому что вновь силовыми методами людей приводят к общему знаменателю. В частности, требуют праздновать религиозные праздники, принимать участие в выборах, в обязательном порядке, видимо, по мнению прокурора, получать общее образование и не понятно в соответствии с какими государственными требованиями структурировать свою семейную жизнь: три часа на общение с детьми, два часа на общение с мужем. Уж не знаю, как это, если нельзя свое время употреблять так, как это хочется каждому человеку. Запретят Свидетелей Иеговы - за ними пойдут и другие религиозные организации. И я, кстати, принимаю участие не в первом процессе. И точно такие же комитеты, которые здесь у вас сидят, и руководители которых присутствовали в этом зале все эти дни, требовали запрета других религиозных организаций. Только в мае месяце я отсидела процесс в Кузьминском межмуниципальном суде. Организация малочисленная, и поэтому она не привлекла такого широкого внимания. Свидетели Иеговы - многочисленная организация. Она привлекает общественное внимание, и поэтому я считаю, что дело не в Свидетелях Иеговы, дело в наших традициях державного единомыслия, державного единоверия. 

Вера не впервые утверждается полицейскими средствами. ХVIII, ХIХ век, когда отход от Православия наказывался в уголовном порядке. И так было и в начале ХХ века. Это было в истории нашей страны. И атеизм у нас также утверждался государственными средствами в качестве единственной верной религии. Религия считалась опиумом для народа. Я бы очень хотела не только как юрист, чтобы суд отказал в представлении прокурора, но и как гражданин своей страны. Я считаю, что это прошлое не должно повторяться. Спасибо.

3 комментария:

  1. Анонимный15 июня 2012 г., 7:35

    Да уж,бедные несчастные СИ....И за что вас преследуют?
    А как вы прокомментируете этот абзац из Сторожевой башни:
    "17 Рассмотрим лишь один пример, который показывает, что, если члены семьи верно следуют указанию Иеговы не общаться с исключенными родственниками, это приносит хорошие плоды. Один молодой человек был исключенным из собрания более десяти(!) лет, в течение которых его отец, мать и четверо братьев «больше не общались» с ним. Иногда он искал возможности проводить время с семьей, но все члены семьи проявляли твердость, избегая с ним любых контактов. После того как его восстановили в собрании, он сказал, что ему очень не хватало общения с родными, особенно по вечерам, когда он оставался один. Он говорит, что ему было бы достаточно даже небольшого общения с ними. Но так как никто из членов семьи не поддерживал с ним никаких отношений, горячее желание снова стать частью семьи было одной из причин, по которой он решил восстановить отношения с Иеговой. Размышляйте об этом, если у вас возникнет искушение пренебречь Божьим повелением не общаться с родственниками, исключенными из собрания".
    После вы будете говорить, что СИ не разваливают семьи???

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вы повторяете ошибку прокурора:

      "...Ни одной расторгнутой по этим основаниям семьи. Ни одного заявления прокурора о лишении родительских прав, потому что, якобы, верующие наносят ущерб своим детям. Ни одного решения органа опеки и попечительства. Почему? Потому что прокурор не имеет представления о том, что такое доказательства в гражданском процессе, или, может быть, есть другие причины? Может быть, эти доказательства просто отсутствуют, и нет никаких решений суда. Да, я понимаю, прокурор ссылается на список свидетелей. Заметьте, он начинается с Бакаева. В отличие от прокурора, я ознакомилась с этим решением суда. И я не случайно прокурора спрашивала об этом. И причиной расторжения брака там названа супружеская неверность. Супруга, которая будет свидетельствовать о том, как Свидетели Иеговы разрушают ее семью. А что мешало прокурору опросить эти семьи? Прокурор знал, что этого не было сделано. Что мешало прокурору истребовать официальное решение суда? Я не вижу никаких препятствий. Что мешало прокурору исследовать Свидетелей Иеговы (более 10 000), сколько семей расторгнуто и по каким основаниям. Насколько приветствуются разводы в семьях Свидетелей Иеговы, а может быть, семьи стали крепче? А может быть, процент разводов у Свидетелей Иеговы меньше, чем у российского населения в целом? Почему же эта статистика не ложится вам на стол? Почему же прокурор не исследует эти обстоятельства. Ссылка на Журавлева и других - совершенно аналогичные основания. До сих пор на столе суда нет ни одного доказательства."

      Удалить
    2. И ещё:

      http://roman142.blogspot.com/2011/04/blog-post_8212.html

      "56. При оценке довода о «принуждении к разрушению семьи» районный суд основывался на показаниях семи свидетелей по делу ― пятеро из них являлись членами Комитета по спасению молодежи,― в семье которых кто-то являлся Свидетелем Иеговы и которые были огорчены тем, что их родственники придерживались религиозных норм, активно участвовали в деятельности Общины-заявителя и отстранялись от членов семьи, не разделяющих их религиозных взглядов. Так, один гражданин, утверждавший, что Община-заявитель виновна в распаде его семьи, пояснил, что с того момента как «его жена присоединилась к Свидетелям Иеговы, она выполняет все их приказы, с ней невозможно ничего обсуждать и с ней нельзя даже посмотреть телевизор из-за ее комментариев по поводу всех и каждого, в том числе по поводу руководителей страны и Православной церкви». Другие свидетели по делу выражали недовольство по поводу того, что их совершеннолетние дети, а в одном случае невестка, стали проводить меньше времени с престарелыми родственниками ввиду постоянной занятости в делах Общины. Районный суд также опирался на заключение большинства экспертов от 4 октября 2000 года, которые установили, что «в текстах Свидетелей Иеговы отсутствует прямое принуждение к разрушению семьи, но осуществляется и предлагается к осуществлению на практике прямое психологическое давление, чреватое разрушением семей». Давая оценку заключению эксперта, имевшего особое мнение, и выводам, изложенным в заключении повторной экспертизы от 22 января 2004 года, которой было установлено отсутствие информации, побуждающей к разрушению семьи, районный суд посчитал, что указанные эксперты ограничились лишь исследованием литературы Свидетелей Иеговы, которая доступна общественности, но не проанализировали «реальной деятельности московской общины», «воплощение в жизнь» религиозных наставлений и рекомендаций и их влияние на семейные отношения. Районный суд не принял во внимание объяснений свидетелей стороны защиты, чьи родственники являются Свидетелями Иеговы, и отказал в приобщении социологического исследования, проведенного кафедрой социологии и демографии семьи Московского государственного университета в отношении 995 членов Общины (избранных методом случайной выборки), на том основании, что списки респондентов, по которым было проведено данное исследование, были представлены самой Общиной и что проводившие исследование «не отмечают ни одного факта внутрисемейных конфликтов, которые существуют объективно»."

      И даже в приведённой вами цитате, меры предпринятые родственниками по отношению к ВЗРОСЛОМУ человеку пошли ему на пользу.

      Удалить