суббота, 15 января 2011 г.

Адвокат Джон Бернс. Судебные прения в Головинском суде Москвы.

Расшифровка аудиозаписи судебного заседания
По представлению прокурора САО Г. Москвы о ликвидации организации Свидетелей Иеговы и запрет ее деятельности

СУДЕБНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

(23 февраля 2001 г.)

Головинский межмуниципальный районный суд г. Москвы в составе:
председательствующего судьи Прохорычевой Е.И
народных заседателей Рожковской, Горелик

Представители от прокуратуры:
Старший помощник прокурора САО. Адамова Наталья Алексеевна
Помощник прокурора САО Кондратьева Татьяна Ивановна

Представители  от Свидетелей Иеговы:
Крылова Галина Анатольевна
Леонтьев Артур Евгеньевич
Бёрнс Джон Майкл
 
Председательствующая Прохорычева Е.И.: Пожалуйста, представитель…
Адвокат Джон Бернс: Спасибо за ваше терпение… Два года – это большой срок. Для любого судьи такое дело – это серьезный вызов. Но мы отдаем должное тому… той возможности, которую Вы предоставляете обеим сторонам – изложить свою позицию. Пока Вы будете обдумывать свое решение, я хотел бы, чтобы Вы имели в виду два вопроса. Первый вопрос: чего же хочет прокурор? И второй: нужно ли это? Что хочет прокурор, вообщем-то, понятно. Она достаточно понятно изложила… и в этом смысле… свою позицию… оказала нам большую поддержку. Но давайте заглянем за пределы юридических терминов «запретить» и «ликвидировать». Что это значит для людей, которые сидят в этом зале и для тех 10 тысяч человек, которые представляют это религиозное меньшинство в Москве? И такой широкий комментарий… Мы говорим только об одной… об одном религиозном меньшинстве. А если бы речь шла о другом религиозном меньшинстве? Например, иудеях? Или хадаритах? Или какая-то… членов какой-то мусульманской веры? Каков будет результат того, что хочет прокурор, по отношению к людям, которые сидят здесь? Никаких встреч, никакой религиозной литературы, никакой покупки зданий для целей исповедания своей религии. Вокруг себя Вы видите множество православных церквей. Я видел синагоги. Но Свидетелям Иеговы Вы скажете таким образом: «Нет, вы на это не имеете права». Как мы это будем называть: запретом или ликвидацией, – неважно. Это будет для этих людей касаться их религиозной жизни, их убеждений и взглядов. Сегодня в первой половине дня прокурор употребил такое слово… Цитируя одного из свидетелей, Овсиенко, было сказано со ссылкой на него, что Свидетели Иеговы – это ересь. Ну, что касается процессов в связи с ересью, то они не новы для данной части света. В средние века такие процессы имели место в Англии. Тогда еретиками были протестанты. Я сейчас хотел бы, чтобы Вы задумались над четырьмя основными правами человека, которых Вы могли бы лишить своим решением.
Свобода религии: 28-я статья российской Конституции, 19-я Европейской конвенции. Свобода выражения: 29-я статья российской Конституции, 10-я статья Европейской конвенции. И свобода объединений: статья 28, 29, 30-я российской Конституции и 9, 10, 11-я Европейской конвенции. Цитировать их я не буду, это было сделано многократно. И это фундаментальные права человека, которые отражены не только в российской Конституции, Европейской конвенции, но и в тех многочисленных документах, на которые ссылалась прокурор сегодня. Но в статье 9-ой Конституции, статья 9-я, (неразборчиво) есть выражение, которое… на которое я все-таки хотел бы призвать Вас обратить внимание. Это Европейская, простите, конвенция…: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести, религии…» И дальше подчеркивается, значит, «свобода исповедовать свою религию или придерживаться убеждений как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным образом». Поэтому решение, которое Вы примете, будет касаться конкретных индивидуальных прав, в частности, и коллективных прав. Мой коллега сегодня уже упоминал дело Коккинакиса. И там речь идет о религиозном плюрализме. В России это дело опубликовано. И мне кажется, что в истории России, то есть, плюрализм, так сказать, он заявлен на бумаге, он в российской истории, и его проявление мы видим сейчас. Но Ваше решение, если оно будет в соответствии… в удовлетворение… представления прокурора… требований прокурора, нарушило бы и некоторые другие положения российской Конституции и Европейской конвенции.

И это касается четвертого права: я говорил о четырех основных правах. А именно – запрет на дискриминацию. Таким образом, Вы бы запретили Свидетелям Иеговы в Москве, то есть отказали бы им в правах, которыми пользуются другие, зарегистрированные религии. Но вы бы им отказали и в тех правах, которые им предоставлены, Свидетелям Иеговы, по регистрации, которая им предоставлена на федеральном уровне. Поскольку в России есть где-то 360 других зарегистрированных религиозных организаций. Поэтому такое решение, а именно, как того требует прокурор, запрет или ликвидация, представляло бы собой вмешательство в четыре основных права человека. И, как Вам известно по ярославскому решению, в соответствии с Конституционным судом, эти права являются неотъемлемой… неотъемлемыми правами по закону. Но, как показал Конституционный суд, ни одно из прав не может быть абсолютным. И Европейская конвенция, и Европейский суд заявляют то же самое. В статьях 9, 10 и 11 мы находим подпункт 2. Цитировать каждый из них я не буду. Но Конституционный суд в этом смысле дает нам некоторую подсказку, помогает нам. Используется одно слово из решения Европейского суда. И этим словом является слово «необходимо». Цитируется: «Такие ограничения могут быть обеспечены законом, если это необходимо». Поэтому прокурор не может ограничиваться голословными утверждениями, заявлениями. Необходим вес фактов, бремя фактов, которые бы показали, что это необходимо. Европейский суд также говорит о том, что ограничения должны быть пропорциональны ставимой цели. Таким образом, речь бы шла о запрете, или ликвидации целиком религиозной общины, что является очень суровым действием, очень решительным, очень резким. В таком случае бремя доказательств, приведенных прокурором, должно быть более чем исчерпывающим. Ну и, безусловно, по нашему мнению, таковых доказательств не имеется.

Несколько примеров. Религиозная рознь… Все эксперты, о которых шла речь, читали материалы. Овсиенко говорит: «Я изучал только литературу». И далее он говорит, что «другие конфессии тоже, так сказать, могут выступать ибо подвергать сомнению, значит, истинную религию, но мы говорим в данном случае о Свидетелях Иеговы. Я не исключаю возможности того, что и в православии, так сказать, подобного рода комментарии содержатся». Это отражено в протоколе. Ну, безусловно, все, что было сказано экспертами, я не собираюсь повторять. Но ведь все, что Вы услышали, это было их мнение о том, что кто-то написал, написал кто-то другой. То есть, мы что, собираемся запретить целую религиозную общину на основании того, что является мнением некоторых… нескольких экспертов? Ну, нам уже цитировали из Евангелия от Матфея, когда сам Иисус Христос, так сказать, критиковал иудеев. Это 23-я глава, 27-я, 28-я. То есть, представляется невероятным даже рассматривать такое требование. Но посмотрите, посмотрите на случайную выборку из 130 человек, которая была сделана доктором Каганом. Вот это доказательство. И в соответствии с тем, что он обнаружил в результате такой выборки, мы видим высокий уровень терпимости религиозной у людей. Когда Вы читаете религиозный документ, в котором содержится критика такой-то религиозной доктрины, читайте и другие материалы, которые, так сказать вокруг этого материала находятся. Как, скажем, 51-я страница вот этой книги, которая призывает людей к любви и терпению… терпимости ко всем людям, независимо от их религиозной принадлежности. Одностороннее искажение письменного материала не может быть основанием для запрета и ликвидации религиозной организации. Или следующее обвинение: принуждение к разрушению семьи. Опять же, в соответствии с исследованиями доктора Кагана религиозные ценности как раз имели… имеют положительное воздействие на семью. Любой человек, который честно, непредвзято прочтет вот эту публикацию, убедится в том, что здесь не делается попыток разрушить семью. Безусловно, верно и правда то, что Вы слышали от прокурора, что да, есть люди, которые жалуются, есть люди, которые недовольны тем, что кто-то из членов их семьи присоединяется к этой общине, становится Свидетелем Иеговы. Их какое-то количество. Кто-то… многие из них являются членами антикультовой ассоциации. Опять же, это не является основанием для того, чтобы лишить 10 тысяч человек их основных свобод.

Теперь, что касается вопроса склонения к самоубийству. Мы знаем, что по этому поводу сказал доктор Калнберз. Он сказал буквально следующее: что на его веку ему «приходилось сталкиваться со значительно большим количеством смертей в результате неверного или плохого проведения переливания крови, чем от не проведения». И Вы слышали те доказательства, которые были приведены по поводу альтернатив. А вот доказательств того, что кто-либо… кого-либо, вернее, из членов московской общины принуждали к тому, чтобы отказаться от переливания крови – таких доказательств не было. В той же мере это касается и обвинений в посягательстве на личные права и свободы граждан. Прокурор не привел никаких доказательств, фактических никаких доказательств в пользу того, что кто-либо из членов общины московской предпринимал какие-либо действия, которые являлись бы таким посягательством. И я, безусловно, не буду повторять то, что мой коллега Артур Леонтьев сказал относительно малолетних, ну и, так сказать, что может добавить еще Вам коллега Галина Крылова. Но если эти доказательства, эти аргументы достаточны для того, чтобы вмешиваться в осуществление гражданами основных свобод и прав, это бы, наверное, так сказать, было созвучно тому аргументу, который кто-то высказал в Совете Европы. И именно то, что закон 97-го года просто непосредственно, сам по себе, является нарушением Европейской конвенции. Я согласен, действительно, по этому закону есть полномочия, которые слишком широки. Определения, которые слишком туманны. Ну и данное дело только подтверждает, особенно когда анализируешь статью 14-ю, подтверждает тот факт, что этот закон не соответствует Европейской конвенции. Но все-таки давайте, так сказать, объемлем взглядом более широкую картину. Упоминалось со стороны прокурора дело Мануссакиса. Но обратите внимание на параграф 41-й этого решения. Это цитата из решения Европейского суда. Параграф 41-й гласит… решения: «Борьба за выживание некоторых религиозных общин, не относящихся к Восточной Православной церкви, в частности, Свидетелей Иеговы, велась в обстановке вмешательства и угнетения со стороны государственных властей и главенствующей церкови, в результате чего статья 9 Конвенции обрела статус неприменяемого, но и не отмененного закона. Данная статья превратилась в объект частных и вопиющих нарушений, направленных на упразднение свободы вероисповедания». Я полагаю, что в этом содержится опасность данного дела. Если требование прокурора будет удовлетворено, независимо от того, говорим мы о запрете или ликвидации, Вы, собственно, слышали заявление прокурора о том, что если, так сказать, это дело будет успешно решено, его можно использовать для того, чтобы, так сказать, и дальше, в других точках России предпринимать аналогичные меры. На протяжении истории этот урок повторялся много раз, а именно урок в том, что вы преследуете религиозные меньшинства, то есть, вы делаете шаги на пути к диктатуре. И поэтому мы призываем данный суд: «Не делайте такого шага!» Потому что это плохо для общества, для государства, и это просто не срабатывает.

Позвольте мне поделиться с вами комментариями практического характера, которые принадлежат судье, жившему в первом веке нашей эры. Он говорил со своими коллегами, судьями. Все они были иудеи. Речь шла о нетрадиционной религии, которая для них представляла собой проблему. Эта религия называлась тогда христианством. Судьи, его коллеги, хотели судить христиан… первых… и вот, в книге Деяния апостолов говорится об этом. Я опущу остальное и прочту только тот совет, который он дал своим коллегам. Это, конечно, не судебный прецедент, но это практический совет. Звали его Гамалиил. 33,34: «Слыша это, они разрывались от гнева и умышляли умертвить их. Став же в синедрионе, некто фарисей, именем Гамалиил, законоучитель, уважаемый всем народом, приказал вывести апостолов на короткое время». Ну, видимо, у судей в то время так же, так сказать, была такая же практика – они в каких-то палатах заседали так же, как здесь. … Обратите внимание только на совет, который он дал. «И ныне говорю вам: отстаньте от людей сих и оставьте их, ибо если это предприятие и это дело от человеков, то оно разрушится. А если от Бога, то вы не можете разрушить его. Берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками». Что дальше случилось с христианством, мы знаем. Другими словами, попытки тогда запретить христианство не увенчались успехом. Попытки остановить протестантство также не увенчались успехом. Попытки навязать народу атеизм и искоренить религиозные чувства из душ людей в России также не увенчались успехом. Даже в советское время попытки запретить и уничтожить Свидетелей Иеговы… в советское время… не увенчались успехом. Поэтому мы призываем Вас последовать этому совету судьи и отклонить требование прокурора. Это трудное решение… и ответственное решение… и мы благодарим Вас за терпение!

Комментариев нет:

Отправить комментарий